Напольная акустика Penaudio Sinfonia, обзор. Журнал "АудиоМагазин"

Может ли гром греметь нежно? Мощно, захлестывая звуковой волной, всеобъемлюще и очень низко, плотным рокочущим валом или резким ударом — это пожалуйста. А вот нежно, ясно и деликатно... Н-да, сомнительно. И все-таки, как выяснилось, бывает и такое.

Директор и главный разработчик финской компании Penaudio Сами Пенттиля охотно ездит на презентации своих новых моделей и с удовольствием демонстрирует их звучание. При этом он не слишком откровенничает о каких-либо секретах или спецприемах, использованных при создании АС. Обычно он отшучивается и говорит, что не применяет космические технологии, редкие экзотические материалы и обтекаемые формы, изысканные лаки или необычные акустические оформления. А секрет успеха — просто в ручной сборке, тщательном подборе драйверов и компонентов фильтров и вылизывании всей конструкции до мелочей.

Дьявол в деталях

Каждый, кто прочитал хотя бы пару обзоров об акустике Penaudio, наверное, уже запомнил идейные основы компании, но на всякий случай напомню их. Комбинированные корпуса делаются из плотной березовой фанеры и MDF — береза идет на бока, а более толстый MDF с березовым же шпоном в качестве облицовки — на остальные стенки. Внутренняя разводка во всех новых моделях выполнена кабелем Jorma Design — Сами любит его за акустические свойства. Используемые динамики — всегда норвежской фирмы SEAS; некоторые из них дорабатываются по спецификациям Penaudio. Входных терминалов — только одна пара WBT. Акустическое оформление — фазоинвертор, причем порты из кусков толстой алюминиевой трубы имеют очень небольшой размер, приближая фазоинвертор к закрытому ящику. Из прочих неизменно всплывающих деталей надо упомянуть катушки с воздушным сердечником Graditech и полипропиленовые конденсаторы SCR в фильтрах. В спецификациях АС всегда указываются частоты раздела, но не уточняются порядок фильтров и внутреннее устройство корпуса. Вроде бы информации достаточно, однако, во-первых, в ключевых пунктах она может мало отличаться для разных моделей Penaudio (что само по себе неплохо, поскольку говорит об устоявшейся концепции), а во-вторых, дотошные ау-диофилы всегда хотят знать как можно больше интересных подробностей. По слухам, Сами спроектировал Sinfonia в качестве подарка любимой жене на день рождения — как нечто необыкновенное, чего дотоле ему сделать не удавалось. Но даже если и не так, эта история лично мне нравится больше стандартного рассказа о десятилетнем опыте конструирования акустики, позволившем появиться колонкам с по-настоящему большим звуком — достойному конкуренту других моделей адекватного класса. Впрочем, одно другому нисколько не противоречит, ведь подарки супруге и выстраданные произведения искусства не исключают необходимого ингредиента в виде прежнего опыта и новых амбиций. В Penaudio Sinfonia из обычного набора вечных ценностей надо отметить в первую очередь динамики SEAS. В этот раз на ВЧ стоит доработанный T29CF002 Crescendo, а на СЧ — пара 16-см драйверов с магниевыми диффузорами и очень мягкими резиновыми подвесами с тангенциальной насечкой из линейки Excel, те же, которыми укомплектованы полочная Сепуа и напольная Sara S. Кстати, группа из трех динамиков на фронте могучих Sinfonia вызывает ассоциации именно с последней моделью, да и схема в 2,5 полосы (не считая нижнего баса у масштабной новинки) позаимствована у названных АС, с той же частотой раздела между средней и верхней полосами: 4500 Гц. Вместе с тем шелковый купол твитера имеет калибр 29 мм, а не три четверти дюйма (19,05 мм). Разъемы WBT у Sinfonia — лучшие из возможных, Next Gen 0705 Ag.

Демону любопытства (или тому самому дьяволу, который кроется в деталях) в этот раз тоже удалось потрафить, поскольку совсем недавно, в сентябре нынешнего года, Сами Пенттиля отступил от своей шуточной манеры и дал развернутое интервью финскому аудио-музыкальному журналу «Inner-Audio», в котором подробно ответил на разнообразные «зачем» и «почему», связанные с конструкцией Sinfonia. Для тех, кто не видел этот материал в Интернете или не слишком дружит с английским языком, я позволю себе воспроизвести здесь наиболее интересные моменты из него.

Во-первых, на вопрос, почему он не захотел использовать также и вуферы из линейки Excel, а взял динамики попроще, Сами ответил, что экспериментировал с разными вариантами и начинал именно с наиболее естественного, однако не смог добиться от низкочастотной секции такого крупного, «первозданного и неподдельного» баса, который слышал внутренним слухом и который стремился получить. Зато бумажные с пропиткой конусы обеспечили желаемую тембральную насыщенность. Точный выбор динамиков, удовлетворяющих условиям задачи и задуманной концепции, — это, по словам Сами, лишь полдела. В 3,5-полосной схеме два боковых «сабвуфера» работают только до 80 Гц, а потом идет подборка, весьма сходная (за исключением более качественного крупного твитера) с упоминавшейся Sara S. Один из среднечастот-ников работает от точки сшивки с басом до 200 Гц, после чего мягко обрезается, а второй продолжает функционировать в широчайшей полосе в несколько октав вплоть до 4500 Гц. Причин для принятия именно такого решения несколько. Например, из соображений локализации образов и натуралистичности отработки сцены и планов, а также контроля тональной окраски нижней середины Сами нравятся только «узколицые» АС (отсюда безальтернативные следствия: очень глубокие корпуса для обеспечения литража оформления и боковое расположение вуферов). 2,5 полосы для фронтальных динамиков были логично выбраны для компенсации эффекта «Baffle step». До модели Sara и последовавшей за ней Sinfonia Сами пробовал все варианты — 2, 2,5 и 3 полосы, и остановился на двух с половиной. Вариант в 3 полосы не приглянулся ему из-за подъема в верхнем басе и сопутствующего провала в нижней середине. А 2,5 полосы на фронте позволили сделать менее заметной сшивку с боковыми низкочастотниками.

Что касается последних, то каждый их них работает в отдельном 50-литровом отсеке с непараллельными внутренними стенками. Базирование нижнего вуфера максимально близко к полу было выбрано в целях усиления фундаментального нижнего баса. А место установки верхнего подбиралась опытным путем. Вообще, как несложно заметить, долгое вдумчивое экспериментирование буквально с каждой частью конструкции — отличительная черта Сами Пенттиля как разработчика. Это касается и пресловутых конденсаторов SCR, отобранных из разных вариантов за «более твердый и плотный нижний и средний бас», и даже серебряных терминалов WBT, тоже внесших свою лепту в звук в желаемом направлении. Два среднечастотника установлены в собственном отсеке в 20 л, который снабжен портом ФИ, выходящим вперед. В конструкции вуферов примечательны магнитные системы с четырехслойными катушками, у магнитов СЧ-излучателей на Т-образном полюсном наконечнике сверху и снизу закреплены медные короткозамкнутые витки. Корпуса имеют внутренние стяжки, стенки изнутри выстланы автомобильным шумопоглотителем Dynamat, внутренний объем по углам заполнен пеной и хлопковым наполнителем.

Дыхание грома

Для прослушивания мы добавили в компанию к колонкам предварительный и оконечный усилители Hegel Р10 и Н10, отличающиеся типичной для этой фирмы тонкой гибкостью, прозрачной мощью и вниманием к деталям. В роли источников использовались три CD-проигрывателя: Mcintosh MCD301, Plinius CD 101 и Burmester CD Player 052. Система была установлена в очень просторном зале, и отсутствие боковых стен и расстояние не менее чем в 2 м до задней чрезвычайно благотворно сказалось на звуке. Вообще Sinfonia не относится акустике, «умещаемой» на малых и средних площадях, и вышеупомянутый простор в 35 м2 представляется необходимым минимумом для нее. Кроме того, в силу бокового расположения динамиков, в варианте, когда они смотрят внутрь, желательно, чтобы пространство между АС было незанятым. Оптимальный тональный баланс в свободной расстановке далеко от стен был достигнут при небольшом развороте осей на слушателя и при расстоянии до каждой АС около 3 м (довольно низко расположенные твитеры в этом случае оказываются как раз на уровне ушей). В этой же диспозиции нижний бас по тестовым трекам с набором тонов уверенно чисто и одинаково воспроизводился с 40 Гц — превосходный результат.

Может ли гром греметь нежно? Мощно, захлестывая звуковой волной, всеобъемлюще и очень низко, плотным рокочущим валом или резким ударом — это пожалуйста. А вот нежно, ясно и деликатно... Н-да, сомнительно. И все-таки, как выяснилось, бывает и такое. При прослушивании сразу же с предельной ясностью ощущаются ярко индивидуальный почерк и представление музыки новой топ-моделью Penaudio. Базовая комфортность и матовая замкнутая цельность былых компактных колонок фирмы уступили место ясному и насыщенному звуку, одновременно крупному и точному. Вначале была установлена невысокая громкость, но потом она неоднократно увеличивалась вплоть до очень рискованных уровней (чтобы иметь удовольствие охватить весь динамический диапазон симфонического оркестра). И никаких признаков крикливости и искажений не отмечалось. Очень равномерное и уверенное заполнение звуком всего пространства помещения, взрослая уверенная подача, открытая, но сбалансированная и не утрированная, — вот признаки аудио-компонента по-настоящему весьма высокого класса. Как обычно у Penaudio, бас оказался полностью управляемым, но на этот раз он был к тому же воистину фундаментальным, а собрать столь глубокие и динамичные низкие частоты и естественно интегрировать их в остальной частотный диапазон — задача крайне непростая. Sinfonia встраивают свой масштабный «первородный гром» в общую копилку частот совершенно органично, как широкое могучее дыхание. Явственно ощущается плотность массивных деревянных дек у натуральных инструментов и звуко-извлечение «на опоре» у вокалистов. Последний момент особенно отчетливо заметен у всех правильных полноформатных АС, причем даже в высоких женских голосах. Очень высока детальность, понимаемая в смысле частного тембрального разрешения отдельных инструментов и общей прозрачности плотных оркестровых полотен, хорошей артикуляции и сопровождающих шумовых призвуков, нюансов атаки и пр. Превосходная микродинамика, глубина и объем тихих линий, замирающих нот и сходящих на нет инструментов подчеркивают серьезность и взрослость конструкции. Свою лепту в радикальные перемены внес, видимо, и гораздо более качественный крупный твитер, потому что колонки действительно задышали совершенно свободно и раскованно, с нужной естественной живостью, четкой внезапной атакой, отличным сфорцандо и ясным разделением тембров. Например, барочная скрипка стала именно аутентичной барочной, а не классической, в звучании появилось гораздо больше воздуха и объема, к тому же равномерно по всему частотному диапазону и без признаков приглушения на ВЧ. Фирменные мягкость и округлость звучания сохранились разве что в вокале и плотных оркестровых тутти, однако в очень незначительной степени, на уровне угадывания родовой принадлежности АС. Причем великолепнейшая дикция и артикуляция вокалистов затуманиваются только на фоне самых напряженных динамичных моментов игры оркестра (в этом своем эксперименте Сами Пенттиля практически совершил чудо с воспроизведением масштабной классики, и только самые убойные места оставляют ряд вопросов). Жаль, что конструктивно нельзя попробовать bi-amping. И еще надо иметь в виду, что Sinfonia были безжалостно подвергнуты череде самых трудных краш-тестов с привлечением треков из моей личной коллекции, среди которых сложнейшие Dies Irae из Реквиема Верди, увертюры Вагнера и «Ледовое побоище» из кантаты «Александр Невский» Прокофьева. Мало какой акустике удается отыграть все это подряд — обычно я ограничиваюсь чем-то одним. Нежный гром в исполнении Sinfonia очень быстро приручает слушателя, к этой подаче привыкаешь и погружаешься в нее полностью. Система, обладающая непринужденной масштабностью и даром убеждения без авторитарности, — большой и желанный подарок. АС полностью адекватны эмоционально, они передают нагнетание терзаний и тяжести, вязкое отчаяние и высокую драму именно так, как надо, ничего не смягчая, не облегчая и не сглаживая.

Что касается влияния источника, то вариант с Mcintosh MCD301 оказался очень плотным и насыщенным, с подчеркиванием объема и панорамы зала и немного брутальным. Солирующие инструменты и голоса звучали уверенно и с нажимом, а баса был целый океан. Связка с Plinius CD101 по контрасту сыграла не столь эффектно и крупно по звуку, зато заметно более ровно и правильно, спокойно и даже несколько скучновато — много ума и мало чувства. Идеальным вариантом я сочла союз с Burmester CD Player 052. Результирующий гармоничный и ненарочитый звук вначале не поразил супердетальностью, зато потом был признан лучшим изо всех трех попыток. Драйв и напряженно-эмоциональная подача в роке и металле тоже, как ни странно, перевесили прямой напор Mcintosh — за счет несоизмеримо более тонкой пластики и общего верного баланса.

Вывод

Penaudio удалось создать акустику, удивительно превосходящую их прежний опыт, былую концепцию звукоизвлечения и все ожидания от звука финского бренда. Любому, кто располагает помещением адекватного размера, настоятельно рекомендуется ознакомиться с Sinfonia при выборе кандидата в домашние АС. Звучание этих колонок одновременно мощное и деликатное, насыщенное и ясное, громоподобное и обволакивающее — интереснейшее сочетание черт. Но придется серьезно озаботиться усилением и источником.

 

Подготовлено по материалам журнала "АудиоМагазин", № 5 (106) 2012 г. www.audiomagazine.ru

Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий