Трое гастролёров, на которых стоит обратить внимание

Сохранить и прочитать потом —       

Может быть, Москва и не так избалована приездами суперзвезд, как европейские столицы — тому есть причины, как обьективные, так и субьективные. Но вот чем она избалована точно, так это приездами артистов не-массового спроса, артистов значительных, интересных, серьезных. Собственно, о самых интересных таких гастролях сегодня и пойдет речь.

УИЛЛ ДЖОНС

С упорством, достойным, возможно, какого-то более конструктивного применения, промоутер Борис Литвинцев вот уже который год возит по Москве и России британских блюзменов, разнообразных и, надо сказать, очень интересных. Говоря о нем, никак нельзя не вспомнить о корнях и истоках: мама Уилла — актриса Пола Бойд, сестра той самой Патти Бойд, которая экс-супруга Джорджа Харрисона и Эрика Клэптона; папа, Энди Джонс — блистательный звукоинженер, работавший, помимо прочего, над пластинками Led Zeppelin IV и Exile on the Main Street, то есть всю суть британского рока и блюза Уилл впитал с младых, что называется, ногтей. Первым заметным проектом Джонса стала группа Glyda, в которой он работал с сыном Ронни Вуда — Джесси Вудом, потом много работал соло, был у него и успешный проект, тоже семейного свойства — Sons of Cream с Малколмом (сыном Джека) Брюсом и Кофи (сыном Джинжера) Бэйкером — в несколько видоизмененном виде этот проект уже играл в Москве.

С идеей современных интерпретаций великого наследия Джонс не расстается — проект, именуемый Fresh Cream (или Musis Of Cream), с участием Кофи, Малколма и Уилла, год назад совершил тур по Австралии с участием рок-ветерана Гленна Хьюза и известного гитариста Роббена Форда. Стоит, впрочем, упомянуть, что, помимо рок-наследия, Уилл Джонс пишет и исполняет собственные песни, и они настолько хороши, что роегулярно попадают в номинации главной британской блюзовой премии British Blues Awards. На счету Уилла и совместные работы с мордовской этно-группой Oyme, и автопутешествие по нашей стране, и даже концерт в тюрьме — этот парень с открытой улыбкой и гитарой явно не боится неожиданностей. И, стоит сказать еще раз — он очень талантлив.

ДОМИНИК МИЛЛЕР

«Гитарист Стинга» — первое, что можно услышать о Доминике Миллере, чей сольный концерт агентство «Артмания» был проведен на относительно новой площадке Yota Arena в апреле. И это чистая правда — начиная с 1991 года, с альбома The Soul Cages Доминик — постоянный спутник (и зачастую — соавтор) экс-фронтмена Police. Впрочем, среди тех, с кем Миллер работал, есть и трубач Крис Ботти, и Фил Коллинз, и Тина Тернер, и великие ирландцы The Chieftains, и Кати Мелуа, и Юссу Н’Дур, и даже любопытный сербский сингер-сонграйтер Владо Георгиев. Помимо прочего, Миллер — автор 12 сольных альбомов (два из которых записаны дуэтно — с нью-эйджевым пианистом Петером Катером и с кубинцем Манолито Симонетом), а последний из них, Silent Light, и вовсе вышел на авторитетном лейбле европейского джаза ECM — на нем вместе с Домиником играет барабанщик Майлз Боулд.

Самый давний и авторитетный работодатель Миллера, Гордон Мэтью Самнер (ну да, Стинг же!) не скупится на образы и превосходные степени, говоря о своем гитаристе. И он прав — такого разнообразного музыканта еще поискать; причем, экспериментируя со звуком, со стилистикой (среди его альбомов есть даже академический, записанный с полноценным оркестром!) он остается собой, он узнаваем — и скромен; вот уж кого никак не назовешь рок-героем (никаких героических поз, взмахов копной волос, ничего такого). «Я сайдмен», — говорил он несколько лет назад в интервью The River Front Times, «я гитарист и хорошо понимаю свою роль» — и в этих словах нет ни самоуничижения, ни стремления показаться работником «невидимого фронта»; в них есть спокойная гордость за ремесло и умение им пользоваться. Последний его сольный альбом — тому лучшее доказательство, он разнообразен, обаятелен, лаконичен и как-то невероятно чист. А лучший ему комплимент — то, что продюсером стал сам основатель ECM Манфред Айхер.

ARASHI: Akira Sakata/Johan Berthling/Paal Nilssen-Love

Шведско-норвежско-японское новоджазовое трио Arashi (Акира Саката — саксофоны, голос (Япония), Йохан Бертлинг — контрабас, бас-гитара (Швеция), Пол Нильссен-Лав — ударные (Норвегия). Слово, вынесенное в название коллектива, по-японски означает «шторм»; музыканты и устроят на сцене натуральную бурю эмоций. Пятилетняя история трио свидетельствует о том, что равнодушных к его творчеству не остается. Тому залогом и опыт музыкантов.

Акира Саката – самый знаменитый и интересный саксофонист в японском новом джазе, выступавший в составе Yamashita Yosuke Trio по всему миру еще в 1970-е, работавший в составе Билла Ласвелла Last Exit, выступавший с Джоном Зорном, Петером Брёцманном, Петером Ковальдом, Матсом Густафссоном, Кеном Вандермарком и многими другими. Йохан Бертлинг — басист трио Fire! и образованного на его основе оркестра Fire! Orchestra Матса Густафссона, участник еще нескольких проектов, в том числе и экспериментального поп-фолк-трио Tape. А уж Пола Нильссен-Лава представлять нашей публимке и вовсе не надо: только за последние полгода он был в Москве, кажется, дважды. Глядя на негог, становится стыдно за собственную усталость:Нильссен-Лав выступает и в дуэтах с Петером Брёцманом, Кеном Вандермарком и Фруде Йерштадом, и гастролирует в составе трио с Брёцманом и тромбонистом Стивом Суэллом, и много работает с другими музыкантами, не забывая о себе: его проекты Large Unit и совсем недавний Pan-Scan Ensemble хорошо знакомы новоджазовой публике. Когда он все это успевает, спрашивается…

Конечно, Arashi — это музыка для посвященных и вовлеченных прежде всего, но она открыта и с радостью примет любого неофита!


Подготовлено по материалам портала "Салон AudioVideo", апрель 2018 г. www.salonav.com

Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий