Пол Маккартни: живой как сама жизнь

Сохранить и прочитать потом —         

Мой близкий друг всерьез считает, что появление The Beatles было вторым пришествием Христа, ни больше, ни меньше, просто… расчетверенного. И пожалуй, я склонен с ним согласиться — особенно после слов Леонарда Бернстайна, то ли настоящих, то ли придуманных, о «четырехголовом Орфее», да и ныне покойный Коля Васин фактически говорил о том же: человечеству вновь была дана возможность измениться к лучшему — через эти песни, и то, что оно воспользовалось ею, скажем так, халатно, дела не меняет. Возможно, альбом Пола Маккартни Egypt Station — лишь слабая тень того, былого величия. Но это — лишний повод прислушаться к нему внимательно, не умиляясь тому, что его автору 76 лет и на этом основании пуская пузыри восторга. Он заслуживает большего.

Он пригласил двух топовых молодых американских продюсеров — Грега Керстина и Райана Теддера; он записал больше часа непростой, небанальной, и в то же время такой знакомой музыки; он впервые честно и открыто признался, что постарел и что это ему не нравится; он эмоционален и открыт. С первых же нот ты понимаешь, с кем имеешь дело — и тебе это нравится.

Он снова говорит важные и простые слова. People Want Peace — эта замыленная истина звучит весомее, если ее говорит Пол, не правда ли? Или, как в треке Who Cares: «Кому важно, что говорят идиоты? Кому важно, что они делают? Кого заботит боль в твоем сердце? Кого? Меня». Он признается в любви к нам, к этому миру — и не только потому, что время в лице псов и воронов, как это описано в I Don’t Know, стучится к нему в дверь, но и потому, что любовь — естественная составляющая его представлений о мире. Она не такая нервная и дерганая, как у Леннона, не такая мудрая и нежная, как у Харрисона, не такая простодушная, как у Ринго — она лукава и ветрена, но в то же время она прочна и верна.

А что до музыки, то, кажется, в новом альбоме Макка прошелся по всей своей истории, больше всего остановившись на периоде Wings почему-то, хотя, скажем, кода альбома чисто формально напоминает коду Abbey Road хотя бы потому, что и там, и тут мы имеем несколько песен, слитых в одну. Мы уже успели немного забыть тот семидесятнический размах, ту безоглядность, что была «на скорости звука», «в бегах», ту камерную нежность из «города Лондона», те призывы «жить и дать умереть другому» — а здесь все это есть. Сложные инструментальные композиции не смог пригладить даже топовый продюсер Грег Керстин — ему, впрочем, удалось сделать актуальным звучание, от чего шарахаются в сторону многие из старых поклонников Маккартни. Это, впрочем, небольшая беда, потому что мелодический посыл настолько силен. что он, кажется, пробьет любые заслоны — а молодому поколению, которое, что скрывать, всегда любило сэра Пола, саунд этот придется вполне по душе.

Но не это, в общем, главное — как не главное и то, что на закрытом, но транслировавшемся по всей планете концерте на нью-йоркском вокзале Гранд Сентрал было видно, что до сих пор может Маккартни и чего он уже, увы, не может. Главное заключается в том, что Egypt Station совершенно не хочется проводить по разряду альбомов, которые тебе нравятся потому, что «ты вырос на его песнях». Нет — он нравится сам по себе, это не жалкие попытки хвататься за остаток жизни, а мощная, уверенная, немного ностальгическая, немного хулиганская, немного печальная работа мастера, которому невозможно сделать скидку на возраст или тремор в руках. Потому что с первым он сам справляется, а второго просто-напросто нет. Он не живчик Джаггер, но и не старая развалина — он все еще может делать глазки, лихо шутить и посылать красотке Нэнси воздушные поцелуи. «Я не брошу, пока люди просят еще», поет он в People Want Peace. Ну и не надо бросать.


Подготовлено по материалам портала "Салон AudioVideo", сентябрь 2018 г. www.salonav.com

Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:        
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий