Двойная победа Даниэля Лануа

Сохранить и прочитать потом —       

Его имя стоит на нескольких десятках значимых альбомов и на нескольких — очень значимых. Канадец Даниэль Лануа числится среди самых именитых продюсеров планеты, но он к тому же — прекрасный музыкант, пусть об этом известно меньшему количеству людей. Надеюсь, сегодня их станет немного больше.

Он родился в канадской провинции Квебек, в семье плотника и домохозяйки, но в доме Гая и Джил Лануа звучала музыка, и Даниэль вырос, купаясь в звуковых волнах. Ему исполнилось пятнадцать в 1966-м и. конечно, он взял в руки гитару. Но то, что он играл, хотелось записать, и уже в 70-е в подвале вместе с братом Робертом он построил свою студию, пусть любительскую – но их любители и окружали. В 1980-м, построив профессиональную Grant Avenue Studio, они работали уже с более значительными именами, но самым важным клиентом стал Брайан Ино.

Англичанин искал студию, о которой бы мало кто знал; канадская подружка посоветовала ему братьев Лануа, и ему понравилось работать с ними. Ино начинал свою знаменитую «амбиентную» серию, но Даниэль знать не знал, кто такой этот англичанин и предупреждал брата: «Возьми деньги вперед, черт его знает, что он за тип!». Однако после первых же сессий его мнение и о человеке, и о его музыке изменилось. «Я понял, почему для этой работы он выбрал именно нашу студию. Негромкая, атмосферная музыка, детально проработанная и точно выстроенная – для этого у нас было все».

Но куда важнее было то, что Ино стал для Лануа проводником в мир звукозаписи. С ним Даниэль стал уделять куда больше внимания нюансам. Он научился извлекать из студии максимум с технологической точки зрения, но был и еще один урок: Ино научил Лануа трепетному отношению к артисту. «Нужно понимать артиста, чувствовать его стремления и поддерживать их от начала до конца». Это было для него неожиданным.

Год спустя Ино вновь обратился к его услугам, чтобы записать совместные альбомы сперва с гитаристом Майклом Бруком, а потом с неоклассическим пианистом Гарольдом Баддом). А потом Ино попросил Даниэля стать вторым продюсером альбома The Unforgettable Fire молодой, но очень популярной ирландской группы U2.Год спустя после записи Лануа продал свою студию.

Лануа все чаще записывал музыкантов в неприспособленных помещениях: его студиями стали замки, амбары, жилые дома. «Я сижу в студии с музыкантами, слушаю песни <…> когда ты рядом, видны малейшие детали мимики, слышны изменения в интонации – этого никогда не услышишь из-за стекла между студией и контрольной комнатой». Питер Гэбриэл, работавший с Лануа, говорил: «Дэн работает как катализатор моих возможностей и способностей. Он чувствует момент, когда нужно что-то сказать, а главное – он знает, что сказать». А вот слова Ино: «Пока все спорят о сути песни, Дэн внимательно проникает в нее, а потом обращает внимание на то, что никто не заметил – и это оказывается самым главным». Именно так создавался главный альбом 1980-х, который Ино и Лануа спродюсировали вместе. Он назывался The Joshua Tree.

Альбом выстрелил мгновенно, возглавив чарты по всему миру, разошелся в количестве более чем 20 миллионов копий и получил «Грэмми» как альбом года. Все признаки 1980-х — пластмассовый нью-вейв, ломаная электроника и гламурный хард-рок – остались в прошлом под напором крепкого, красивого, захватывающе талантливого рок-альбома. «…все вибрировало вокруг них, когда они входили в студию», — говорил Лануа. «И главное было сохранить в записи это ощущение, ничего не испортить». После The Joshua Tree имя Лануа узнала вся планета.

Впрочем, за год до этого был альбом Питера Гэбриэла So, но именно после The Joshua Tree к Лануа выстроилась очередь. The Neville Brothers с их главным альбомом Yellow Moon, Боб Дилана c Oh Mercy, кантри-звездa Вилли Нельсон с Teatro (1998), рок-икона Марианна Фэйтфулл с Vagabond Ways (1999); другие, менее известные (вроде Luscious Jackson), но не менее интересные. Среди относительно недавних его клиентов — Нил Янг, Робби Робертсон, удивительный южноафриканский коллектив The Soweto Gospel Choir, Эммилу Харрис, Девендра Банхарт… Ну и с U2 он, конечно, тоже продолжает работать.

Но я же сказал, что он еще и музыкант! Первый сольный альбом, Acadie (1989), был свидетельством таланта, искренности и обаяния Даниэля как автора-исполнителя. С тех пор вышло еще десять, кажется его сольных работ (плюс один совместный с Venetian Snares) — альбомов разных, но не противоречащих друг другу, альбомов неспешных, протяжных, уверенных.

Был среди его сольников и неожиданный, но удачный проект — группа Black Dub, где Лануа удалось соединить новоорлеанский соул, фанк, рок, регги и американский фолк.

Он последователен, этот Даниэль Лануа; похоже, собственный метод обращения с артистами он, как продюсер, успешно применяет к самому себе. «Главное, чему я научился от Брайана – это работать с несколькими инструментами. Не надо идти в музыкальный магазин за кучей всякого дерьма – это приводит к плохому продюсингу. А хороший продюсинг это вот что: освой предмет своих забот, пойми его, уважай его, позволь ему уважать себя. И все, он готов. Можно подавать к столу».


Подготовлено по материалам портала "Салон AudioVideo", август 2018 г. www.salonav.com

Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий