Музыкальное видео: пять новых записей классики

Сохранить и прочитать потом —       

Нет, пожалуй, ничего тоскливее, чем хрестоматийное произведение, сыгранное тупо по нотам с одной только заботой — не налажать. Как и нет ничего тоскливее, чем современное произведение, чья цель — шокировать дуру-публику. Но такого, к счастью, в современной классической рекорд-индустрии не так уж и много. Все лейблы и артисты хотят придумать что-то эдакое на стыке нового, знакомого, умного, развлекательного, успокаивающего и драйвового одновременно. Просто удивительно, как часто удается выполнить эту непосильную задачу, причем — с блеском! Представляем обзор тех, кто особенно поразил нас в середине этой весны.

Alexander Manotskov «La Folia. Seven Days, or Tetragrammaton Variations»

У московского композитора Александра Маноцкова странное положение. С одной стороны, он в моде у продвинуто-интеллектуальной столичной тусовки, прямо-таки настоящая поп-звезда. С другой — настоящие музыковеды его не жалуют. Дескать, дар мелодиста есть, фантазия присутствует, но вот не умеет человек чисто технически расписать все свои прекрасные идеи для настоящего оркестра. «Симфоническое мышление отсутствует», как я слышал от одной заслуженной женщины-музыковеда, заседающей в различных жюри.

К счастью, слушая этот альбом, ни о чем таком и не думаешь. Два составляющих его произведения, собственно, «Folia» и «Seven Days…», технически придуманы весьма хитро. Вещи концептуальные — об этом узнаешь из liner notes, написанных самим композитором. А это, замечу в скобках, у нас теперь тренд: саморефлексия, обязательное предварительное разъяснение — что хотел сказать автор, и как это все воспринимать.

На выходе же, если слушать холодными ушами, то — нормальный такой умеренный авангард, одновременно острый и медитативный, современный и фольклорный. Музыка, действительно, интригующе притягательна — со всякими поворотами, событиями и насыщенной фактурой. Мелодии, фразы и линии — ну чудо как хороши и красивы. Маноцков — прирожденный мелодист, что бы там ни говорили про его симфоническое мышление. Нет, это не Рахманинов — немного другое. Но тоже очень классно.

Les Vents Francais «Moderniste»

В академической музыкальной прессе квинтет «Французские духовые» называют «Супергруппа духовиков». Поименно можно не перечислять, достаточно сказать, что именно в этом квинтете равных поигрывает главный флейтист мира Эммануэль Паю (мы несколько лет назад обозревали его кроссовер-джаз альбом с пост-боповым пианистом Джеки Террасоном). И плюс пианист Эрик Ле Саж.

Этот альбом интересен уже на уровне подборки произведений — все оригинальное авторства композиторов XX века. Начинается с выдающегося Дариуса Мийо и его пикантной «Сонаты для флейты, гобоя, кларнета и фортепиано». Также из первой половины прошлого века — датский классик Карл Нильсен — его никто особо великим не считает, но поигрывают нередко, особенно в таком вот контексте начала века и модернизма.

Про середину века — французский классик Анрэ Жоливе; про преемственность — его некогда ученик Филипп Эрсан. На закуску — любопытная штучка от нашего современника Тьерри Эскеша под названием «Механическая песня для духового квинтета и фортепиано». Ух, гурманство от первой до последней ноты в этой (пост)модернистской прелести: мелодические фразы с острыми углами, дерганый ритм, аккуратные диссонансы, ощущение чего-то стертого и заново написанного, пробивающегося сквозь нотный текст. Изысканно-кривовато-нервно, как здания той эпохи — вроде бы криво, но зато свежо. А еще это красиво, причем не «по-своему», а по-настоящему.

Christoph Croisé «Haydn Cello Concertos. Vivaldi Concerto For Violin And Cello RV.547»

Карьера двадцатипятилетнего виолончелиста Кристофа Круазе началась стремительно — с вороха призов на музыкальных конкурсах и бесконечных выступлений. Сейчас этот изящный швейцарец — состоявшийся музыкант и педагог. Мне его посчастливилось несколько лет назад послушать на концерте аж в Баку — впрочем, ничего странного, он играет по всем Европам и исполняет разнообразнейший репертуар.

В данном случае взялся за хрестоматийную барочную классику: концерты Гайдна и Вивальди. Это не аутентичное исполнение (хотя виолончель г-на Круазе — Goffriller, изготовленная в Венеции в 1712 году), но настроение — радостно-приподнятое. И сыграно — вместе с камерным оркестром Eurasian Soloists — с огоньком. Молодежный Вивальди — почему бы и нет?

Peter Donohoe «Mussorgsky, Messiaen, Ravel»

В продолжение русской темы, с которой мы начали. Питер Донохоу — человек интересной творческой судьбы. В юности помимо фортепиано серьезно занимался ударными инструментами (как ударник-фрилансер был востребован лучшими британскими оркестрами, но также баловался рок-музыкой и джазом).

Как пианист, участвовал с большим успехом во всяких престижных конкурсах и, наконец, практически выиграл московский «Чайник», конкурс имени Чайковского — вторую премию в том 1982 году разделили между Донохоу и другим конкурсантом, а первую не вручали вообще. Донохоу часто выступал в Союзе и России, он исполняет и записывает множество русской классики.

Этот альбом тоже интересно собран — из, казалось бы, полярных композиторов трех разных эпох. С хрестоматийными «Картинками с выставки» Мусоргского кто не знаком (а кто не знаком — послушайте и дитям поставьте, вполне себе вневозрастная и абсолютно живая музыка). Далее Морис Равель, «Отражения» — сборник изящных и разнообразных импрессионистических миниатюр. «Une Barque» — наглядный мимесис: арпеджио рисуют волны океана, рябь на воде и вообще все покачивается (Равель ранее применял это в «Jeu d’Eau»). Донохоу упивается всей этой морской пасторалью: эти воды хладны и просвечивают до дна, а волны выходят очень ровненькие. В «Баркароле» — выраженный испанский мотив, чего и стоило ожидать от автора «Болеро».

А венчает запись незаигранное квазиавангардное сочинение француза Оливье Мессиана (в студенческие годы Донохоу успел год проучиться у него в Париже) под названием «Кантейоджайя. Ритмический этюд». «Квази-» потому, что ничего тут, в общем, не шокирует кроме вечной мессиановской новизны и «фишки» — острые углы, акценты, и прямо-таки рок-н-ролльный качающий ритм!

Khatia Buniatishvili «Schubert»

Ну и завершить позвольте чем-то «нормальным», эдакой «классикой-классикой». Просто Шуберт: романтично, красиво. Исполняет 31-летняя грузинско-французская пианистка Хатия Буниатишвили. Она — одна из самых ярких современных звезд (выросла из вундеркиндов, как и герой предыдущей рецензии). В ее репертуаре/дискографии вся хрестоматийная сложнота — от Рахманинова до Листа. Этот альбом, как и предыдущие, вышел на Sony Classical.

Трек-лист: последняя соната Шуберта (В 960) и четыре экспромта. Соната совершенно прекрасна; безусловный хит тут — «Экспромт Соль-бемоль мажор», сыгранный с какой-то абсолютно неприличной чувственностью (см. видео).


Подготовлено по материалам портала "Stereo & Video", апрель 2019 г. www.stereo.ru

Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий