Эрик Клэптон: 7 песен, которые потрясли нас

Меломаны России, особенно старшее поколение, потрясены: в Москву и Петербург с 27 по 30 июня следующего года едет с концертами легенда блюз-рока Эрик Патрик Клэптон. В нашей стране Клэптона любят, даром что супертрио Cream, в котором он впервые превратился из локального блюз-рокового «бога» (как писали о нем на стенах лондонских домов тинейджеры 1960-х) в настоящую суперзвезду, в России никогда не было особенно популярно (уважаемо — было). Нам мил благородного вида бородатый интеллигентный очкарик, а не сотрясатель музыкальных основ.



Сохранить и прочитать потом —       

Клэптон, как ни крути, явление уникальное и удивительно долговечное. На русском издана его автобиография (она великолепно переведена на русский моим коллегой Сашей Беляевым), но, увы, издатель и дистрибютор сделал все, чтобы потому подавляющее большинство тех, кому стоило бы ее прочесть, этого сделать не смогли (не пора ли переиздать, Саша? Как там с правами?). Так что поверьте мне на слово: жизнь Клэптона — это история человека, чье рождение было связано с некой постыдной тайной, и чья юность и часть взрослой жизни прошла в почти непрекращающемся плоузабытьи-полудурмане — алкогольном, наркотическом, каком угодно еще. Строго говорпя, человек только годам к сорока опомнился, подумал: «Ё-моё, что это со мной?!» и решительно положил этому безобразию конец. Возможно, в этом-то и кроется творческое долголетие мастера блюзовой гитары, хотя многие ветераны-винильщики считают, что в этот момент Клэптон и кончился как музыкант, что, честно говоря, полная глупость.

Впрочем, в последние лет 25 Эрик Патрик и впрямь не дарил нам особенно ярких, на раз запоминающихся песен — что же, вспомним семь тех, что запомнились и остались навсегда.

1. Ramblin’ On My Mind

(1966, Bluesbreakers with Eric Clapton)

Этот довоенный блюз авторства Роберта Джонсона совсем еще юный Клэптон впервые зафиксировал на альбоме Bluesbreakers with Eric Clapton, где, собственно, впервые заявил о себе как о самостоятельной музыкальной единице, и неоднократно возвращался к нему впоследствии. Можно долго обсуждать достоинства и недостатки каждой из версий, но стоит сказать, что с Мэйоллом получилось наиболее свежо.

2. White Room

(1968, Wheels Of Fire)

Уникальная по энергетической насыщенности песня, созданная басистом Cream Джеком Брюсом и поэтом Питом Брауном, после распада трио исполнялась как Брюсом, так и Клэптоном, причем оба артиста находили для нее каждый свои, уникальные интонации (Брюс исполнял ее в Москве в 1998-м, приехав накануне августовского кризиса в составе передвижного цирка имени Ринго Старра). Их старания сошлись на концертнике, где записан реюнион супертрио в «Ройял Альберт Холле» весной 2005 года, где и тот, и другой поют по куплету, и результат получается не хуже, а то и лучше, чем у каждого по отдельности.

3. Layla

(1970, Layla and Other Assorted Love Songs)

Эпический семиминутный трек, посвященный клэптоновской возлюбленной Патти, экс-жене Джорджа Харрисона, записанный в составе Derek & The Dominoes (в котором, как известно, не было ни одного Дерека!), стал для Клэптона визитной карточкой — в особенности инструментальный фрагмент с пронзительным диалогом рояля и гитары. Воскреснув годы спустя на альбоме Unplugged (1992) в качестве неожиданно расслабленной акустической баллады, песня обрела новую жизнь… но стоит отметить, что и старая удалась.

4. Can’t Find My Way Home

(1969, Blind Faith)

Отличный блюз, сочиненный коллегой Клэптона по еще одной супергруппе — Blind Faith — Стивом Уинвудом, тоже «приклеился» к нашему герою и зафиксирован не только на единственном альбоме этого коллектива, но и на нескольких сольных клэптоновских концертниках. Помимо Эрика Патрика, песню исполняли разные люди — в том числе Styx, Swans, Элиссон Краусс и Джо Кокер.

5. I Shot The Sheriff

(1974, 461 Ocean Boulevard)

Один из немногих заплывов Клэптона в ямайский жанр, архетипичная песня Боба Марли спета им, конечно, с серьезной авторизацией, смягчением и расслаблением даже. Понятно, что никакого шерифа никто никогда не убивал, а Клэптон об этом даже на досуге не мечтал (в отличие, возможно, от автора песни) — но зато как красиво получилось!

6. Cocaine

(1977, Slowhand)

По понятным причинам этой песни нет на советском издании альбома, ха-ха. Творчество луизианского блюз-отшельника Джей Джей Кейла изрядно подпитывало Клэптона, начиная с записанной в 1970-м After Midnight — негромкие блюзы-разговоры отлично ложились в контекст его альбомов (а роялти пополняли кошелек Кейла, что тот очень и очень ценил). Текст посвящен хорошо известной Клэптону теме, но, говорят, именно с нее начался его путь к полному отказу от стимулирующих веществ

7. Tears In Heaven

(1991, Rush – The Original Soundtrack)

Без комментариев — потому что любовь к этой песне не знает границ не только в России, но и в планетарном масштабе. Горькая ирония заключается в том, что хитом стала удивительно горькая и глубокая песня, рожденная, чтобы избыть очень личную печаль и боль, но тут уж ничего не поделаешь, песни живут своей жизнью. Разве что заметим, что впервые песня появилась вовсе не на Unplugged, а годом раньше – на саундтреке к фильму Rush.


Eric Clapton на виниле в нашем каталоге


Подготовлено по материалам портала "Салон AudioVideo", октябрь 2019 г. www.salonav.com

Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий