Шаг к Окуджаве. Обзор

30 марта 1969 года Окуджава дал концерт в ленинградском «Центральном доме литераторов». Альбом содержит максимально полную запись того выступления, на нём звучат и песни, и комментарии Булата Шалвовича. Это наследие великого барда теперь вышло в формате тяжелого винила (180 грамм).

Сохранить и прочитать потом —       

Окуджава демократичен, понятен и при этом философичен и серьёзен, даже когда ироничен. Ему на момент этой записи «всего» 44 года, абсолютное признание, как и спорные, резкие высказывания – впереди. Ту давнюю славу барда сейчас представить трудно. Творческий антипод Высоцкого, он, кажется, легко преодолевал негатив официоза и приходил в каждый дом – тем или иным способом. Его ругали, но и знали. Из тех вещей, которые слышали, надо думать, «все» – «Молитва» («Пока земля ещё вертится…»). Вот бы эту песню крутить каждое утро людям, ответственным за информационную обстановку в мире и в стране… «Песня о последнем троллейбусе», подоспевшая на этом диске как раз к недавней отмене любимого и уважаемого вида транспорта в столице России, «Песенка о московском муравье», «Песенка об Арбате», «Песенка о бумажном солдатике»... Но есть и те, которые знает не каждый: «Песенка о дураках» или «Песенка про чёрного кота», например. То, что Окуджава называл многие произведения уменьшительно-ласкательно «песенки», особо заметно. Это не скромность и не игра, это точное ощущение времени и понимание того, что нужно людям.

Концерт – жемчужина недоизданного, сохранился хорошо. Запись сделана с микшерного пульта, голос – молодой и спокойный. Не скажем, что аплодисменты между песнями радуют или создают «эффект присутствия», но ценность комментариев самого артиста трудно переоценить. В таком виде фонограмма доступна впервые, она и удивляет, и согревает. В трек-листе немного военных произведений, но немало про Москву и, несмотря на место записи, нет ничего про Питер. Окуджава всё же  – «московский» автор. На лозунги песни барда расхватать не получилось, по поводу сборных концертов-посвящений на стадионах и на экранах большого шума нет, снимать кино – байопик – никто не спешит. Окуджава активно издавался, но сонма копиистов и подражателей у него тоже не наблюдается.

У записей, сделанных в годы непризнания официозом бардовского искусства, особый аромат, в них есть простая и очевидная, но невысказанная мудрость. И творческий комфорт – их хочется слушать и слушать. Это дух того времени, которое кажется иногда чуть ли не лучшим в жизни страны. Обложка, на которой Окуджава вдали, но можно, через террасу, пойти к нему, к его творчеству, предлагает выбор – понятный и важный. Мы как-то забыли, что это такое – высказывание личности со сцены, в песне, в тексте, в созданном образе. И что шаг навстречу творцу для понимания необходим. Финал концерта, «Песенка о Моцарте», тоже об этом, про то, что нужно беречь и ценить уникальность. И когда ощущение настоящего возвращается, становится и больно, и светло. И хочется бежать и показывать вновь обретённую музыку – друзьям, знакомым, встречным.

Эту статью прочитали 321 раз
Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий