Паганини на все времена. Обзор

В мировой музыкальной литературе, пожалуй, нет произведений, которые воплощали бы идею виртуозности более полно, чем 24 каприса Никколо Паганини.



Сохранить и прочитать потом —       

Композиторы писали технически сверхсложные вещи для разных музыкальных инструментов. У пианистов таковы, например, «Исламей» Балакирева, «Трансцендентные этюды» Листа и 29-я соната Бетховена. Но каприсы Паганини – это, бесспорно, артистический Эверест для всех музыкантов со времени их написания (в первые два десятилетия 19 столетия), опубликования в 1820 году – и до наших дней. Вероятно, и в будущем опус Паганини будет служить символом тотальной, всеобъемлющей виртуозности на грани – а может быть, даже за гранью – человеческих возможностей.

Первое, что приходит в голову, когда начинаешь слушать Первый каприс в исполнении Ицхака Перлмана: невероятно! этого не может быть! ведь там всего четыре струны и смычок!.. Не нужно обладать особым воображением, чтобы понимать, почему современники Паганини были уверены, что, выходя на эстраду, тот прибегает к помощи нечистой силы.

Паганини посвятил цикл из 24 каприсов «всем артистам», а каждый в отдельности – одному из своих современников, чьи имена известны сегодня, по большей части, лишь специалистам. В основном, это скрипачи (Первый каприс посвящен Анри Вьетану), но не только: например, Седьмой отдан королю клавиатуры Ференцу Листу. Самый свой знаменитый опус – последний в цикле, 24-й – Паганини в рукописной партитуре предварил надписью Niccolo Paganini. Разные композиторы написали на тему 24-го каприса превосходные сочинения: можно вспомнить «Вариации на тему Паганини» И. Брамса (две тетради) и «Рапсодию на тему Паганини и Dies Irae» для фортепиано с оркестром С. Рахманинова.

Отдельные каприсы представляют разные виды скрипичной техники и их сочетания: арпеджио, пиццикато, деташе, стаккато, разные параллельные интервалы и т. д., а также имитируют звучание других инструментов, например, флейты (каприс №7, Sulla tastiera imitando il Flauto).

Маловероятно, что при жизни Паганини было много скрипачей, которые отваживались играть отдельные его каприсы, не говоря уже об исполнении всех 24-х.

Первую коммерческую запись всего цикла осуществил в 1947 году Руджеро Риччи. Выделяется работа рано ушедшего из жизни американского скрипача Майкла Рабина (1958). Трижды (!) записал весь цикл специалист по Паганини Сальваторе Аккардо (1970, 1977 и 2002). О сложности этих пьес говорит хотя бы тот факт, что Яша Хейфец исполнял всего три каприса (Перлман называл Хейфеца «Богом»), а Иегуди Менухин – шесть.

Настоящая запись, выполненная Ицхаком Перлманом с 10 по 12 января 1972 года в лондонской Abbey Road Studios, может считаться во многих отношениях эталонной. Как исполнители «Гольдберг-вариаций» Баха всегда будут ориентироваться на интерпретации Гульда, а «Картинок с выставки» Мусоргского – на Рихтера, так и для поколений скрипачей версия Перлмана будет своего рода мерилом виртуозности и музыкальной состоятельности. Достижения артиста можно характеризовать словами «феноменальное техническое качество», «звуковая пиротехника» и «глубокая музыкальность». Благодаря выдающемуся мастерству и огромному таланту интерпретатор поднимается на один уровень с исполняемой музыкой, полностью сливаясь с ней.

Очень интересное акустическое решение предложил звукорежиссер Кристофер Паркер, настоящий мастер своего дела. Компактный образ музыкального инструмента сформирован на объемной, воздушной и прозрачной стереопанораме. Находящийся в центре, он как бы озарен красивым звуковым ореолом. Для данной пластинки оригинальная аналоговая фонограмма ремастирована в формате 24/96; процедура была выполнена в Abbey Road Studios в 2015 году.

Издание достойно самой высокой оценки и лучшей рекомендации.

Этот обзор прочитали 598 раз
Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий