Цифровой аудиоформат 24/192, и почему в нем нет смысла. Часть 3 [Перевод]

Мы обсудили диапазон частот, который способны распознавать уши, но что насчет динамического диапазона?


Прим. перев.: Это перевод предпоследней части развернутой статьи Кристофера «Монти» Монтгомери (создателя Ogg Free Software и Vorbis) о том, почему обывателям нет никакого смысла хранить и воспроизводить музыку в формате 24/192 (и о том, кому действительно имеет смысл работать с 24-битным аудио).

[Первая часть]

[Вторая часть]

Вернемся к вашим ушам

Мы обсудили диапазон частот, который способны распознавать уши, но что насчет динамического диапазона (это диапазон от наиболее тихого звука до самого громкого)?

Один из способов точно определить динамический диапазон – это снова посмотреть на кривые болевого порога и порога слышимости. Расстояние от наивысшей точки кривой болевого порога до самой низкой точки кривой слышимости составляет около 140 децибел – для молодого и здорового человека. Правда, слушать звук на такой громкости долго не получится, поскольку +130 дБ уже достаточно, чтобы повредить слух за несколько минут или даже секунд. Для справки скажу, что громкость отбойного молотка на расстоянии одного метра составляет 100-110 дБ.

Интересный момент: порог слышимости увеличивается с возрастом и потерей слуха, а болевой порог с возрастом уменьшается. Волосковые клетки улитки в ухе захватывают только часть всего диапазона в 140 дБ, поэтому мускулатура уха непрерывно регулирует количество звука, достигающего улитку, путем сдвига слуховых косточек – как радужка регулирует количество света попадающего в глаз [9]. Механизм костенеет с возрастом, что ограничивает слуховой динамический диапазон и снижает эффективность защитных механизмов.

Окружающий шум

Немногие люди осознают, насколько тихим может быть звук на пороге слышимости человека.

Самое слабое звуковое давление, которое способен воспринимать человек, составляет -8 дБ SPL [11]. По шкале А для измерения уровня шума, гул от лампы накаливания в 100 Вт на расстоянии одного метра составляет около 10 дБ SPL, что на 18 дБ громче. Гудение лампы будет намного громче, если подключить её к реостату.

Как пример звукового давления в 20 дБ SPL (что на 28 дБ громче самого тихого звука) часто приводится пустая студия звукозаписи или шумоизолированная комната. Найти место тише достаточно сложно, поэтому вы никогда не слышали шум, издаваемый лампочкой.

Динамический диапазон 16 бит

16-битная линейная импульсно-кодовая модуляция имеет динамический диапазон в 96 дБ, в соответствии с наиболее общим способом подсчета, когда динамический диапазон вычисляется как (6*кол-во бит) дБ. Многие верят, что 16-битное аудио не передает произвольные звуки тише, чем -96 дБ. Это большое заблуждение.

Ниже я привел две ссылки на 16-битные аудиофайлы. Один содержит звук частотой 1 кГц, при громкости 0 дБ (где 0 дБ – самый громкий звук), а другой – также звук частотой 1 кГц, с громкостью -105 дБ.

  • Сэмпл 1: Звук 1 кГц при 0 dB (16 бит / 48 кГц WAV)
  • Сэмпл 2: Звук 1 кГц при -105 dB (16 бит / 48 кГц WAV)

Выше изображен график спектрального анализа звука громкостью -105 дБ перекодированный в формат 16/48 с помощью ИКМ. Громкость 16-битного аудио с применением ИКМ очевидно ниже 96 дБ, иначе -105 дБ нельзя было бы представить или услышать.

Как такое возможно? Закодировать этот сигнал без искажений так, чтобы он был значительно выше уровня шума, в то время как его амплитуда занимает треть бита?

Часть загадки разрешается за счет правильного псевдослучайного сигнала, что как бы делает шум квантования независимым от входного сигнала. Косвенно, это означает, что такой способ квантования не вносит искажений, а только некоррелированный шум. Это, в свою очередь, означает, что мы можем кодировать сигналы с произвольной битовой глубиной, включая сигналы с пиковыми амплитудами, менее чем одним битом [12]. Тем не менее, псевдослучайный сигнал не меняет того факта, что если уровень сигнала опускается ниже уровня шума, то он практически исчезает. Как же звук громкостью -105 дБ по-прежнему различим на фоне шума в -96 дБ?

Ответ таков: мы неверно представляем характеристики шума в -96 дБ. Мы используем неприменимое определение динамического диапазона. Формула (6*кол-во бит) дБ дает нам среднеквадратичный шум всей полосы сигнала, а каждая волосковая клетка чувствительна только к узкому спектру от всей полосы частот. Поскольку каждая волосковая клетка слышит только часть общей энергии шумов, то уровень шума, принимаемый клеткой, будет намного ниже, чем весь диапазон частот громкостью -96 дБ.

16-битное аудио может обладать более глубокой модуляцией, чем 96 дБ, если использовать правильный псевдо-сигнал, который смещает энергию шума квантования в зону, где его сложнее расслышать. На практике [13] 16-битное аудио может достигать громкости в 120 дБ.

120 дБ – это больше, чем разница между звуком комара в комнате и отбойным молотком в футе от вас. Или разница между пустой звуконепроницаемой комнатой и достаточно громким звуком, который способен повредить слух в секунды.

16 битов хватает, чтобы хранить весь слышимый спектр, и будет хватать всегда.

Соотношение сигнал-шум

Стоит сделать небольшое замечание о том, что соотношение сигнал/шум для уха меньше, чем динамический слуховой диапазон. Внутри заданной критической полосы, обычно, сигнал/шум составляет лишь 30 дБ. Отношение сигнал/шум не достигнет рамок диапазона слышимости, даже при условии расширения полосы частот. Это гарантирует, что формат 16 бит ИКМ обеспечивает разрешающую способность сверх необходимого.

Также стоит отметить, что увеличение битовой глубины звука с 16 бит до 24 не увеличивает разрешающей способности и «качество» звука. Это всего лишь расширит динамический диапазон – расстояние между самым тихим и самым громким звуком, за счет снижения уровня шума. Как бы то ни было, 16 бит уже обеспечивают уровень шума, который мы не в состоянии услышать.

Когда 24 бита имеют значение?

Профессионалы используют для записи музыки 24-битные сэмплы [14] из-за меньшего уровня шумов и по соображениям удобства.

16 бит достаточно, чтобы охватить весь слышимый диапазон с запасом. Но он не охватывает весь возможный диапазон аудио-оборудования. Основная причина использования 24 бит во время записи – это избежание ошибок. Вместо того, чтобы осторожничать, выравнивая 16 бит по центру диапазона, рискуя отрезать верхние частоты или добавить шума, 24 бита позволяют оператору установить примерный уровень и более не думать об этом. Промах на пару бит не влечет за собой никаких последствий, а эффекты, которые динамически сжимают записанный спектр, имеют большее пространство для маневра.

Также инженеру требуется большее 16 бит при смешении сигналов и мастеринге. Современные рабочие процессы могут включать, буквально, тысячи эффектов и операций. Шум квантования и уровень собственных шумов 16-битной выборки могут быть незаметны при воспроизведении, но при увеличении такого шума в несколько тысяч раз, он сразу становится заметным, а 24-битный формат сохраняет накапливающийся шум на очень низком уровне. После того, как музыка готова к записи на диски, нет никаких причин оставлять больше чем 16 бит.

Тесты на прослушивание

Понимание живет там, где встречаются теория и реальность. Вопрос разрешается только тогда, когда они обе приходят в согласие.

Эмпирические данные, полученные из тестов на прослушивание позволили судить, что 44.1 кГц/16 бит обеспечивает максимально возможное качество воспроизведения. Множество контролируемых тестов подтвердили это, но я рекомендую недавнюю работу «Слышимость стандарта CD, аналогово-цифровое и цифро-аналоговое преобразование, использованное в воспроизведении аудио с высокой разрешающей способностью», проделанную местными ребятами из Бостонского аудио-сообщества.

К сожалению, для доступа к полному тексту работы нужно быть членом Общества звукоинженеров. Тем не менее, эта работа широко обсуждалась во многих статьях и на форумах, авторами, которые туда [в сообщество] входят. Вот несколько ссылок:

  • Новая частота дискретизации: насколько высоко качество современных CD? [ссылка]
  • Ветка форума Hydrogen Audio [ссылка]
  • Справочная информация со страницы Бостонского-аудио сообщества, включая перечень оборудования и список сэмплов [ссылка]

В ходе этой работы проводился эксперимент: были отобраны испытуемые, которые выбирали между записями на высококачественных аудио DVD/SACD, подобранными приверженцами звука высокой четкости, чтобы показать его превосходство, и теми же записями, но в CD формате 16/44.1 кГц. Слушателям нужно было выявить какие-либо различия между ними, используя методологию случайного выбора. Бостонское аудио-сообщество проводило эксперимент с использованием высокопрофессионального оборудования в шумоизолированной среде, как с обычными, так и с тренированными слушателями.

Среди 554 попыток, испытуемые выбирали «правильно» в 49.8% случаев. Другими словами, они пытались угадать. Ни один слушатель в течение всего теста не смог опознать, которая из записей была в формате 16/44.1, а какая была звуком высокой четкости [15]. А 16-битный сигнал даже не был сглажен!

В еще одном недавнем исследовании [16] изучалась возможность расслышать ультразвук, как предполагали более ранние исследования. Тест был построен таким образом, чтобы максимизировать возможность распознавания, для этого были добавлены интермодуляционные составляющие в места, где они были бы наиболее слышны. Было установлено, что нельзя услышать ультразвуковые волны… но оказалось, что искажения от интермодуляционных составляющих распознать можно.

Эта статья породила череду дальнейших исследований, результаты большей части которых противоречили друг другу. Некоторые неясности были разрешены, когда обнаружилось, что ультразвук может вызывать большее количество интермодуляционных искажений в усилителях мощности, чем ожидалось. Например, Дэвид Гризингер (David Griesinger) провел этот эксперимент [17] и обнаружил, что его акустическая установка не вносила заметных интермодуляционных искажений, но зато их вносил усилитель.

Читатель, будь осторожен

Очень важно не вырывать отдельные работы или «комментарии экспертов» из контекста или брать их только с ресурсов, интересных вам. Не все статьи полностью соглашаются с этими результатами (а несколько даже не соглашаются с большей частью), поэтому легко наткнуться на мнение меньшинства, которое может доказывать любую точку зрения, которую вы можете вообразить. Несмотря ни на что, статьи и ссылки, приведенные выше, представляют большую важность и серьезный объем знаний и экспериментальных записей. Нет ни одной известной статьи, которая бы прошла испытание временем и поставила бы под сомнение состоятельность этих результатов. Споры происходят только среди потребителей и внутри сообществ меломанов.

Во всяком случае, количество неоднозначных, незаконченных и откровенно несостоятельных экспериментальных результатов, доступных в поиске Google, подчеркивает, насколько сложно провести точное и объективное исследование. Различные ученые ищут всякие мелочи, требуют проводить строгий статистический анализ, чтобы выявить подсознательные выборы, которые непреднамеренно делали испытуемые. Таким образом, мы скорее пытаемся доказать что-то, чего в принципе не существует, что делает положение вещей еще сложнее. Доказательство нулевой гипотезы сродни разрешению проблемы остановки – это нереально. Единственный вариант подтвердить что-то в этом случае – собрать достаточно много эмпирических данных.

Несмотря на это, работы, подтверждающие нулевую гипотезу – это действительно серьезное доказательство; подтвердить «не слышимость» экспериментально гораздо сложнее, чем обсуждать её. Неизвестные ошибки в тестовых методиках и оборудовании почти всегда дают ложноположительные результаты (из-за случайного внесения звуковых различий), а не ложноотрицательные.

Если профессиональные исследователи с таким трудом проводят исследование отдельных аудио-различий, то вы можете представить, как это трудно для любителей.

Как (ненарочно) испортить результаты звукового эксперимента

Самый «лучший» комментарий, который я слышал от людей, верящих в высококачественное аудио (перефразировано): «Я слышал высококачественный звук лично, и улучшение качества звучания очевидно. Вы серьезно хотите, чтобы я не верил своим ушам?»

Разумеется, вы можете верить собственным ушам. Но дело в том, что это мозг чересчур доверчив. Я не пытаюсь кого-то оскорбить, это проблема всех людей.

Предвзятое мнение, эффект плацебо и двойное слепое тестирование

Любое испытание, где слушатель может опознать два варианта по любым признакам, кроме как на слух, обычно приводит к результатам, которые слушатель ожидал заранее. Это называется предвзятостью и имеет схожесть с эффектом плацебо. Это означает, что люди «слышат» различия, из-за подсознательных сигналов и предпочтений, которые не имеют отношения к звуку – это как предпочесть более дорогой (или более привлекательный) усилитель более дешевому.

Человеческий мозг устроен таким образом, чтобы подмечать особенности и различия там, где их нет. И эту особенность нельзя отключить, просто попросив человека принимать объективные решения – это происходит на подсознательном уровне. Предвзятость нельзя ликвидировать скепсисом. Контролируемые эксперименты доказывают, что осознание принятия предвзятых решений лишь усиливает эффект! Тест, во время которого не было устранено влияние предвзятых суждений, ничего не стоит [18].

При одностороннем слепом тестировании слушатель ничего не знает заранее о вариантах и не получает никакой обратной связи в ходе испытания. Такое тестирование лучше прямого сравнения, но не исключает предвзятости экспериментатора. Тот, кто проводит тест, может непреднамеренно повлиять на его ход или передать свою собственную предвзятость слушателю неосторожными репликами (например: «Вы уверены, что это то, что вы слышите?», язык тела также может указать на «неправильный» выбор, и заставить сомневаться, и так далее). Влияние предвзятости человека, проводящего тест, на результаты слушателя также было подтверждено экспериментально.

Двойные слепые тесты – это стандарт, в таких тестах ни экспериментатор, ни слушатель не получают какой либо информации о содержании теста и текущих результатах. Наиболее известный пример – это ABX-тесты, проводимые компьютером, которые есть в свободном доступе – их можно запустить на вашем собственном ПК [19]. ABX-тесты подразумевают минимальное количество результатов слухового теста, до достижения которых они считаются неполноценными. Имеющие хорошую репутацию аудио-форумы, такие как Hydrogen Audio, часто запрещают любые обсуждения результатов слуховых тестов, если они не соответствуют минимальным требованиям объективности [20].

Выше изображено рабочее окно Squishyball – простой командной строки инструмента ABX, запущенного в xterm.

Лично я не проводил ни одного качественного сравнительного теста в процессе исследований (неважно, насколько серьезных) без применения ABX. Наука есть наука, тут нет места нерадивости.

Проделки громкости

Человеческое ухо может сознательно различать амплитудные различия громкости примерно в 1 дБ, и эксперименты показывают возможность определения различий в пределах 0,2 дБ на подсознательном уровне. Люди практически повсеместно считают громкий звук лучше, и 0,2 дБ достаточно, чтобы человек выказал предпочтение. По результатам любого сравнения, в котором неаккуратно выставлены амплитуды, будет наблюдаться явно выраженное предпочтение громкому звуку, даже если различия в громкости малы для того, чтобы осознать это. Продавцы аудио знают об этом трюке уже очень давно.

Профессиональный стандарт тестирования требует различия амплитуд на величину, не превышающую 0,1 дБ. Это часто требует использования осциллографа или анализатора сигналов, потому что подгадывать и крутить ручки, пока звук не совпадет, достаточно нерационально.

Отсечение сигнала

Отсечение сигнала – это еще одна ошибка (иногда проявляющаяся только с течением времени), которую легко допустить. Может оказаться, что несколько обрезанных сэмплов и их производные сигналы сравниваются с необрезанным сигналом.

Опасность отсечения части сигнала особенно разрушительна в тестах, которые дискретизируют, передискретизируют цифровые сигналы и управляют ими «на лету». Допустим, мы хотим сравнить качество звучания сигналов с частотой дискретизации 48 кГц и 192 кГц. Обычный способ провести такой эксперимент – обеспечить субдискретизацию из 192 кГц в 48 кГц, а затем снова провести повышающую дискретизацию до 192 кГц, после чего сравнить два этих сигнала в ABX-тесте [21]. Такой порядок позволяет нам исключить любую возможность изменения параметров оборудования или подмены сэмплов, влияющую на результаты. Мы можем использовать тот же ЦАП для воспроизведения обоих сэмплов и переключаться между ними без каких-либо изменений в режиме работы оборудования.

К сожалению, большинство сэмплов используют весь цифровой диапазон. Невнимательное применение передискретизации часто может привести к случайному обрезанию звука. Очень важно или следить за отсечением (и отбрасывать обрезанный звук), или избегать его, применяя различные методы: например, ослабление (аттенуацию) звука.

Другой носитель – другая мастер-копия

Я просмотрел несколько статей и блогов, которые утверждали о достоинствах 24 бит или 96/192 кГц, путем сравнения CD и аудио-DVD с «одинаковыми» записями. Такое сравнение несостоятельно, потому что для этих записей используются разные мастер-диски.

Непреднамеренные сигналы

Непреднамеренные аудио-сигналы практически неизбежны в старых аналоговых и гибридных цифро-аналоговых тестовых установках. Очевидно, что цифровые установки могут полностью устранить проблему в некоторых формах тестирования, но могут и увеличить количество потенциальных ошибок программного обеспечения. Такие ограничения и баги уже достаточно давно дают ложноположительные результаты в тестированиях [22].

Статья «Цифровые испытания – больше о ABX-тестировании» рассказывает увлекательную историю об удивительном тестировании слуха, проведенном в 1984 году, призванном опровергнуть авторитет меломанов того времени, которые поначалу утверждали, что CD уступает винилу. Статья касается не столько результатов испытания (я подозреваю, вы сможете догадаться, какими они были), сколько хаотичности мира, вовлеченного в проведение такого теста. Например, ошибка со стороны организаторов теста случайно показала, что приглашенный эксперт по прослушиванию делал выбор, основываясь не на качестве звучания, а скорее на различных потрескиваниях, которые производили реле коммутаторов.

Анекдотические истории не заменяют реальные данные, но эта история показывает, с какой легкостью скрытые недостатки могут влиять на слуховые тесты. Некоторые из убеждений меломанов тоже довольно забавны, например кто-то надеется, что многие из современных исследований будут считаться глупыми через 20 лет.

Примечания к Части 3

9. Все знают это чувство, когда перепонки «разжимаются» после выключения громкой музыки.

10. Несколько отличных графиков можно найти на сайте HyperPhysics.

11. 20 мПа обычно принимаются за 0 дБ для удобства измерения. Это приблизительно равно порогу слышимости на частоте 1 кГц. На частотах от 2 до 4 кГц ухо настолько же чувствительно как на 8 дБ.

12. В приведенной ниже статье описано лучшее объяснение сглаживания, что я встречал, хотя она [статья] больше о сглаживании изображений. Но первая половина охватывает теорию и практику сглаживания в аудио, перед тем как перейти к теме изображений.

Кэмерон Николас Кристов, статья «Оптимальное сглаживание и ограничение шума на изображениях».

13. Инженеры, занятые в цифровой обработке сигналов, могли заметить, как это сделал мой всезнающий соотечественник, что 16-битное аудио, в теории, может иметь бесконечный динамический диапазон для чистого звука, если вы воспользуетесь бесконечным рядом Фурье, чтобы преобразовать его. Эта концепция очень важна для радиоастрономии.

Хотя работа уха не сильно отличается от преобразования Фурье, его разрешение относительно ограничено. Это накладывает ограничение на максимально возможную битовую глубину 16-битных сигналов.

14. В производстве цифровой музыки используют 32-битные числа с плавающей точкой, потому что это очень удобно для современных процессоров, и потому что это полностью устраняет вероятность того, что случайное обрезание останется незамеченным и погубит композицию.

15. Несколько читателей хотели узнать как тест Майера и Морана в 2007 году мог дать нулевой результат, если ультразвук может вызывать интермодуляционные искажения?

Должно быть очевидно, что «мог» и «иногда» не то же самое что «смог» и «всегда». Интермодуляционные искажения от ультразвуковых волн могут появиться, а могут и не появиться в любой системе, при любом наборе условий. Нулевой результат Майера и Морана означает, что интермодуляционные искажения были неслышны на системах, которые они использовали во время теста.

Вниманию читателей предлагается ознакомиться с простым тестом на определение интермодуляционных искажений, и определить интермодуляционный потенциал их собственного оборудования.

16. Кару и Шого (Karou and Shogo), статья «Определение порога для звука, частотой выше 22кГц» (2001). Материал номер 5401, представленный на 110 собрании 12-15 мая 2001 года в Амстердаме.

17. Дэвид Грезингер, статья «Восприятие средних частот и интермодуляционные искажения высоких частот в динамиках, и их взаимодействие с аудиозаписями высокого разрешения».

18. Со времени публикации несколько комментаторов отправили мне похожие версии одного анекдота (перефразировано): «Я как-то слушал какие-то наушники/ усилители/ записи ожидая результат А, но был очень удивлен, когда пришел к результату Б! Доказано: предвзятость – это чушь!» Я могу сказать две вещи.

Во-первых, предвзятость суждения не заменяет все верные результаты на неверные. Она склоняет результаты в труднопредсказуемом направлении на неизвестную величину. Как вы можете утверждать, что верно, а что – нет, наверняка, если тест был сфальсифицирован вашим подсознанием? Скажем, вы ожидали услышать большую разницу, но были удивлены, услышав малую разницу. Что если там не было разницы совсем? Или разница есть, но будучи осведомлённым о возможной предвзятости, ваш благонамеренный скептицизм скомпенсировал ваше мнение? Или, может быть, вы были совершенно правы? Объективное тестирование, например ABX, устраняет все эти неопределенности.

Во вторых: «Вы думаете, что вы не судите предвзято? Отлично! Докажите это!» Значимость объективного теста заключается не только в его способности убедить нас, но и в способности убедить в этом других. Заявления требуют доказательств. Чрезвычайные заявления требуют экстраординарных доказательств.

19. Наверно, самые простые инструменты для ABX-тестирования:

20. На Hydrogen Audio, аббревиатура TOS8 (objective testing requirement) обозначает необходимое условие тестирования, цифра 8 обозначает восьмой пункт условий предоставления услуг.

21. Принято считать, что передискретизация наносит непоправимый вред сигналу. Это совсем не так. По крайней мере, до тех пор, пока кто-то не допустит ошибку, например, обрезав сигнал. Субдискретизированный, а потом дискретизированный снова сигнал будет неотличим от оригинала. Это обычный тест, используемый для установки более высоких параметров дискретизации, что не обязательно.

22. Это, может быть, не связано напрямую со звуком, но… нейтрино что, быстрее скорости света, серьезно?

[Заключительная часть]


Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий