Почему гитаристам тяжело читать мелодию «с листа»


Наше внимание привлекли различные мнения по этому вопросу в соответствующей ветке на Quora, и мы подобрали наиболее интересные ответы. Продолжить дискуссию предлагаем в комментариях к материалу.

Джей Веркюлен (играет на гитаре, безладовом басу, барабанах и клавишных) считает, что главная причина – отсутствие потребности в знании нотной грамоты. Большинству начинающих и просто увлеченных гитарой людей нет смысла изучать ее, потому что можно играть по табулатурам.

Гитара – инструмент, к которому вряд ли будешь читать «инструкцию» о том, как извлечь тот или иной звук. Например, одну и ту же ноту До можно извлечь пятью разными способами: 2 струна 1 лад, 3 струна 5 лад, 4 струна 10 лад, 5 струна 15 лад и 6 струна 8 лад. И помимо этого, звуки можно извлечь, используя достаточно сложные техники, каких нет у фортепиано: бэнды, вибрато, глушение и другие.

Виктор Эикхот (умеет играть более чем на 24 инструментах) считает, что не стоит обобщать всех гитаристов как «не умеющих читать партитуры». Во-первых, гитара – «не систематичный» инструмент. На фортепиано аккорды в разных тональностях похожи друг на друга (в постановке руки и пальцев на клавиши), на гитаре же играть по этому принципу нельзя (даже в случае с баррэ).

Во-вторых, в музыкальных школах нотную грамоту изучают на фортепиано, поэтому при игре на гитаре использовать полученные знания не так уж и просто. И, наконец, в-третьих, у пианистов (и органистов) намного больше практики чтения с партитуры, независимо от того, где они играют: в церкви, на репетиции или на сцене.

Эрик Сойер (начал играть на гитаре в 10 лет, бросил в 35 и начал снова в 55) подчеркивает, что гитаристы обычно играют гармонию, а не мелодию. Мелодия может хорошо сочетаться с гармонией, но при этом гармонию можно изменять.

Например, в традиционной церковной музыке органисту дозволено играть различные вариации гармоний, при этом не отклоняясь от основной мелодии. Опытные гитаристы могут на слух подобрать звучащие в песне аккорды, но это не означает, что изначально в ней использовались именно эти аккорды, т.к. возможны вариации.

Клэй Мотли (гитарист со стажем в 30 лет) дополняет ответ Эрика Сойера и отмечает, что мелодия не определяет гармонию и аккорды однозначно. Клэй приводит в пример историю из своего жизненного опыта, когда опытный джаз-гитарист, аккомпанируя одной мелодии, постоянно менял ритмический рисунок и аккорды, тем самым меняя гармонию песни.

Это говорит о том, что у каждого гитариста есть свое ощущение музыки, и изменяя гармонию, он может добиться разных результатов звучания. Клэй считает, что дело не в том, что гитарист не знает, какой аккорд выбрать, а в том, что вариаций этих аккордов огромное множество.

Пэнкам Лонкар (гитарист) считает, что особенностью гитаристов является способность «работать руками, а не ушами». Работая над музыкальной теорией (гармониями, развитием музыкального слуха, чтением с листа и различными техниками игры), музыкант начинает понимать, как можно использовать различные стандартные аккордовые последовательности.

Например, джазисты учатся извлекать аккорды мажорных гамм, осваивая способы извлечения этих же аккордов с использованием других струн. Постоянно практикуясь, они способны научиться на слух определять аккорды, используемые в песнях.Музыкальная теория – это своего рода «система эффективной категоризации звуков». Конечно, это – не единственный способ изучения музыки, ее можно анализировать и классифицировать по своим собственным правилам, но отсутствие определенных навыков может сказаться на способности аккомпанирования мелодии.

Дориэн Джеймс считает, что какими бы ни были техника игры и знания сольфеджио у каждого отдельно взятого гитариста, для любой мелодии всегда существует огромное множество «правильных» аккордов. Джазисты любят изменять основные аккорды песен, дополняя их вариациями. В пример он приводит «Opus One» – мелодию, состоящую из 5 нот, которые постоянно повторяются, при этом аккорды, сопровождающие ее, изменяются.

Марк Вернер (играет на гитаре с середины 70-х все: от кантри до джаза) говорит, что если хорошо обученному джаз-гитаристу дать мелодию, то он достаточно быстро подберет под нее хорошую аккордовую последовательность. Подобным образом и любой другой хороший музыкант сможет подобрать подходящую гармонию для песни.

Однако сама идея о гитаристе, который читает с листа мелодию и (поэтому) затрудняется подобрать к ней аккорды – слишком уж экзотический пример. Большинство исполнителей работает с нотами, где прописана и мелодия, и аккорды.

Тед Бушэ говорит, что гитаристы могут играть по партитуре, только им нужно время для написания аккомпанемента. Безусловно, есть огромное количество песен с похожими мелодиями, поэтому гитаристы без труда смогут подыграть знакомой по гармонике песне.

Помимо этого, гитара должна задавать темп и ритм, и вне зависимости от того, какая мелодия играет, гитарист решает, что сейчас звучит – полька, диско или что-нибудь другое. Это означает, что гитаристы заранее должны подобрать правильно аккорд, чтобы полностью отразить смысл мелодии. Также Тед считает, что вся информация, написанная в партитуре, не дает гитаристу представления о том, как именно должна звучать песня.

Николаус Экзели (играет на гитаре большую часть жизни) считает, что все зависит от количества практики и теоретических знаний. Музыканту легче импровизировать, используя аккордовую прогрессию, чем подбирать аккорды на ходу.

Любую мелодию можно сыграть несколькими способами, поэтому все зависит непосредственно от вкуса и настроения гитариста. Например, во времена Моцарта, аккорд А6 (мажорное трезвучие с большой секстой) считался какофоническим, хотя сейчас люди называют его весьма приятным.


Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий