"Аудиомания", приручение звука. Журнал "MONOLITH Digest"

Что сегодня «умеет» звук и как с максимальным комфортом можно использовать его для отдыха и развлечений? Об этом мы беседуем с Артемом Фаермарком, руководителем компании «Аудиомания» - одной из ведущих на российском звуковом рынке.

Аудиоаппаратура - возможно, самый обширный и динамично развивающийся сегмент индустрии развлечений. На этом рынке сейчас работают сотни компаний, выпускающих тысячи наименований продукции. Едва ли не каждые полгода здесь появляются новинки, кардинальным образом изменяющие наши представления о возможностях звука. Что сегодня «умеет» звук и как с максимальным комфортом можно использовать его для отдыха и развлечений? Об этом мы беседуем с Артемом Фаермарком, руководителем компании «Аудиомания» - одной из ведущих на российском звуковом рынке.

Артем, с момента появления первых фонографов до современной аудиоаппаратуры — колоссальная дистанция, и психологического, и технического свойства. Как человек «приручал» и «укрощал» звук?

Да, действительно. Сначала появились фонографы, потом граммофоны, патефоны, стереоустройства, наконец, Hi-Fi и High-End. Подробный разговор об этой эволюции на самом деле не так интересен. Но, кратко говоря, специалисты с самого начала попытались как-то разделить один и тот же звук, чтобы транслировать его одновременно по нескольким каналам — в идеале по трем. Ведь в жизни то, что происходит перед нами, мы слышим одновременно слева, по центру и справа от себя.

В двадцатые годы уровень технических возможностей был настолько ограничен, что та же граммофонная игла позволяла разделить звук лишь на два канала. После войны, уже в конце пятидесятых, был принят формат стерео, и началось мощное развитие звуковоспроизведения, причем именно в бытовой музыкальной сфере. Но и две колонки не давали, конечно, возможности насытить пространство помещения качественным и комфортным звучанием.

Отсюда появление в семидесятых годах формата «квадро», т.е. таких источников, которые транслировали звук, но уже разделенный на четыре канала, четыре колонки. Это был более честный звук, он легче создавал пространственную картину, но далеко не всем он пришелся по вкусу. Формат не прижился еще и потому, что студии не были готовы к нему, количество записей измерялось единицами, что привело к быстрой потере интереса к «квадро» записям, но, тем не менее, многим было понятно, что будущее за многоканальным звуком. Неслучайно в конце восьмидесятых были предприняты попытки создания так называемого «окружающего звука», которые активно продолжаются и сейчас. Такова вкратце история, как вы сказали, «приручения» звука...

Значит, главное, чего человек на протяжении этого времени пытался добиться от электрического звука - его естественности, приближения к тому, каким этот звук слышался, транслируемый, скажем так, естественной средой.

Совершенно верно. Хотя и в жизни мы можем слышать один и тот же звук по-разному. Это зависит и от акустики помещения, и, главное, от нашей позиции по отношению к источнику звука. Кстати, интересно, что среди разработчиков аудиоаппаратуры изначально возникли два диаметрально противоположных подхода к тому, как выстраивать техническими средствами позицию слушателя. Одни считали, что, слушая музыку или какой-то другой звуковой ряд, человек должен оказываться сторонним его наблюдателем, а другие полагали, что слушатель должен ощущать себя непосредственным участником озвученного события.

Можно ли говорить о том, что аппаратура, воспроизводящая «окружающий звук», более продвинута и комфортна, нежели традиционная?

На мой взгляд, это дело вкуса. Среди разработчиков, инженеров в равной мере популярны оба подхода. В обоих сегментах есть и сравнительно недорогие, так называемые бюджетные варианты, и очень дорогие, статусные. Кто как видит, тот так и разрабатывает свою технику, а потом формирует ее «геометрию» в пространстве. Одни видят слушателя сидящим в двенадцатом ряду зала консерватории, другие отводят ему место дирижера. В свою очередь каждый человек, потребитель аудиоаппаратуры, может выбрать то «место», откуда ему комфортней слушать музыку или смотреть фильм, и предъявить к технике соответствующие требования.

Но доминирующая тенденция все же реализуется в стремлении к «окружающему звуку»?

Тенденция, действительно, такова, что окружающий звук становится все более востребованным. Этому, кстати, есть элементарное объяснение. Для чего мы слушаем музыку или смотрим фильм? Если мы не профессиональные музыканты или «киношники», мы делаем это на досуге — для того, чтобы отвлечься от наших повседневных дел. Нам нужна релаксация, и мы используем для этого любые средства — слушаем какую-то мелодию, смотрим фильм или читаем книгу. Естественно, чем сильнее погруженность в сюжет фильма или музыкальную мелодию, тем интенсивней отвлечение от насущных проблем, тем свежее и энергичней мы возвращаемся к нашим делам и проблемам. В современных звуковых форматах существует до 12 каналов звука, и в этом смысле, конечно, возможностей для релаксации у многоканальной аппаратуры неизмеримо больше, нежели у традиционной. Но повторюсь, здесь все зависит от личных вкусов, личных предпочтений...

Или от личных знаний? Ведь мир аудиотехники сейчас очень обширен. Чтобы понимать, что ты покупаешь, нужны, пожалуй, специальные знания.

Если вы и правы, то лишь отчасти. Знания должны быть у специалиста, на то они и специальные. А для потребителя важнее иметь именно личные предпочтения и способность сформулировать их вслух. Проведу аналогию с обладанием дорогим автомобилем. Человеку, имеющему его, не нужно знать, где находится какой-нибудь инжектор и как его заменить. Такой человек должен знать правила дорожного движения и адрес официального сервисного центра. Этого достаточно на все случаи жизни. Хотя, конечно, говоря так, я имею в виду именно статусные авто и статусную аудиотехнику, которая соответствует рангу преуспевающего человека.

И потом, эта проблема, в принципе, не сводима к техническим характеристикам аудио. Проблема комфортного звука — это проблема акустики, пространства! Здесь крайне важен и характер помещения, в котором она будет установлена. Как консультанты и продавцы, мы периодически сталкиваемся с желанием человека иметь в двенадцатиметровой комнате восемь звуковых каналов, то есть восемь колонок. Подобрать и продать такую «аудиокомбинацию», конечно, можно. Легко!

Но вот удовлетворить человека ее звучанием — едва ли... Даже просто физически разместить в такой тесноте восемь колонок очень трудно, а уж добиться комфортного окружающего звука практически невозможно. В этом плане наша компания — и я не побоюсь, что это прозвучит как прямая реклама — как раз и видит свою задачу в том, чтобы выстроить для заказчика комфортное итоговое звучание. Иными словами, мы занимаемся не столько продажами аудиоаппаратуры, сколько созданием качественной звуковой среды. И вовсе необязательно за какие-то безумные деньги.

А как вы, кстати, проводите свои рекламные компании?

Мы их практически не проводим. Лично я убежден в неэффективности рекламирования услуг «Аудиомании» на телевидении, на радио. Лучшая реклама, на мой взгляд, — это так называемое «сарафанное радио», или, прошу прощения за каламбур, в нашем случае, «сарафанное аудио». Когда информация и впечатления передаются, что называется, из уст в уста. Именно так мы в течение десяти лет выстраивали нашу партнерскую базу.

Если человеку нравится сделанная работа — он спешит показать ее, поделиться с другом, со знакомым. Другой испытывает на себе, и тоже делится. Хорошо сделанное дело говорит само за себя. Это намного действенней, чем мелькание в мутном телевизионном потоке.

Хотя здесь тоже есть свои нюансы. Приезжает в офис человек и говорит: «Мне рекомендовали то-то и то-то... Я хочу поставить у себя те же аудио-бренды, что и у моих знакомых. Технические характеристики, количество каналов, частота, мощность, должны быть такими-то и такими-то...» Приезжаешь на инсталляцию, выстраиваешь звуковую среду, а она ужасающая. Она совершенно не комфортна, и человек это чувствует. Ему не нравится. Почему? Потому что аппаратура та же, а помещение-то другое, акустика — другая! Но музыка, звук — это возможность отдохнуть и расслабиться. Здесь ничто не должно напрягать и раздражать человека — приходится шаг за шагом искать другие, более эффективные решения.

А какие это шаги? Каков вообще порядок инсталляции аудио и видео? Как вы работаете с заказчиком?

Сначала мы пытаемся понять, что нужно нашему партнеру, пытаемся вместе сформулировать потребность. Когда ставится конкретная задача, мы начинаем ее решать. Выверяется расположение источников звука: где это будет стоять, как впишется в интерьер, как отразится на акустике. Тщательно подбираются коммуникации, провода, кабели. Согласовывается ассортимент аппаратуры — ее уровень, качество, обязательно внешний вид. Комплект оборудования всегда воспроизводит звук так, как его воспроизводит самое слабое, самое непродуманное звено. А для нас главное, чтобы человека радовало именно итоговое звучание, чтобы он оставался доволен своей звуковой средой — даже спустя два-три-четыре года...

Сколько, кстати, времени уходит на стандартную инсталляцию?

Стандартных инсталляций, увы, нет. Потому что не бывает стандартно поставленных задач. Что инсталлировать — простую аудиосистему, домашний кинотеатр или какую-то сверхсложную систему? Разброс по времени может составлять от трех часов до трех недель. Но, конечно, мы при этом стараемся работать оперативно.

Вы несколько раз произнесли выражение «честный звук». Что это такое?

Это, конечно, сленг, образ. Честным может быть (а может и не быть!) человек, но не техническое устройство. На профессиональном языке «честный звук» — это умение аппаратуры донести до слушателя тот самый звук, который был записан в студии. Мой десятилетний опыт инсталляции аудиоаппаратуры, кстати, убеждает, что «честный звук» — это не самый лучший звук. Иногда заказчики просят поставить им студийную аппаратуру и создать студийную акустику. Почему-то считается, что это идеальный вариант! Ничего подобного, звук не будет комфортным.

Если опять прибегнуть к аналогии с автомобилями, то есть авто бизнес-класса, а есть машины «Формулы-1». Первые значительно комфортнее в использовании, вторые, конечно, мощнее и продвинутей, но попробуйте проехать на них по вечерней Москве — это мука, а не наслаждение. В общем, поставить профессиональный звук можно в любом помещении, но не будет главного, не будет удовлетворения.

И здесь нужно вернуться к тому, с чего мы начали наш разговор. На протяжении столетия человек пытался добиться от «электрического звука» той самой честности, естественности. С появлением аппаратуры класса Hi-Fi эта задача практически была решена. И вдруг оказалось, что комфортное восприятие звука зависит не от его естественности, а от того, насколько он эстетичен, чувственен, насколько он способен пробуждать в нас те же эмоции, что и прекрасная живопись или литература. Исследования в этом направлении привели к следующему шагу — созданию High-End. Это абсолютно иной подход к воспроизведению звука и его функциональным возможностям.

В чем принципиальное отличие High-End от Hi-Fi?

Наверное, нет смысла и нет интереса описывать это в технических терминах. Но отличия колоссальные! Они касаются и устройства источников звука, и программного обеспечения, и подходов к созданию фонограмм. Вы прислушайтесь к самым стильным, самым «продвинутым» сейчас фонограммам. Они же никогда не бывают детально правдоподобными. Слушатель, с одной стороны, должен ощущать себя участником звукового события, воспроизводимого на экране его домашнего кинотеатра, а с другой — должен понимать, что это все же условность, художество. Тогда, как и в любом виде искусства, у него включаются механизмы эстетического восприятия происходящего.

Проще говоря, Hi-Fi — это фотография, a High-End — живописная картина?

Абсолютно верно. И фотография, и картина могут быть цветными и черно-белыми, дорогими и копеечными, могут быть талантливыми или бездарными. И то и другое может быть максимально реалистично или абстрактно, но, глядя на них, мы всегда поймем, где фотография, а где картина. Конечно, чтобы прослушать прогноз погоды или последние новости, High-End не нужен. Но и эстетического наслаждения от такого звука никогда не получишь — это чистая информация.

Поразительно, но я испытал это на себе самом — High-End не только удовлетворяет эстетические вкусы человека, но и сам формирует их. Наша задача, задача «Аудиомании», как я уже говорил, не в том, чтобы продавать колонки и ресиверы, а в том, чтобы сформировать в имеющемся пространстве такую звуковую среду, которая потенциально обладает неисчерпаемыми возможностями — и для релаксации, и для развлечения, и, наконец, для эстетического восприятия мира. Сейчас такие возможности наиболее полно заключены именно в High-End. Хотя, кто знает, возможно, через 20-30 лет и этот подход покажется нам примитивным.

Как катушечные магнитофоны, которые 30 лет назад, во времена нашей юности, воспринимались как вершина прогресса, а сейчас кажутся чем-то убогим...

Ну, я не стал бы относиться к этой аппаратуре с таким пренебрежением. Последние лет пять происходит возрождение ламповой техники, возрождение винила. Буквально, бум! Есть роскошные виниловые проигрыватели, роскошная рупорная акустика. Сейчас в этом сегменте рынка появились даже статусные модели, и с хайтековским решением, и с классическим, и с ламповым. Люди, которые слушали такие магнитофоны в детстве, а сейчас имеют и средства, и положение в обществе, с удовольствием приобретают их. У такой ретротехники масса достоинств — главное, мягкий, как голос из прошлого, звук, какой-то особый шарм, который у современного молодого человека не вызовет никаких эмоций, а нашему поколению оказывается дороже любых наворотов.

В мире восприятия звука все субъективно, все очень непредсказуемо...

Подготовлено по материалам журнала "MONOLITH Digest", №15 2007 г. www.monolithdigest.ru

Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий