Поле, наше поле. Гражданская оборона «Русское поле экспериментов». Обзор

Многие в России чувствуют себя, как в зоне чьего-то эксперимента – так было всегда. Это состояние очень непростое, и выразить его в рок-музыке задача уникальная. Решающий её концептуальный альбом знаменитой группы, последний в эпохальной серии релизов 1989 года, завершает, венчает один из самых интересных, важных периодов её работы.

Сохранить и прочитать потом —       

ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА - РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

«Русское поле экспериментов» – для тех, кто понимает, что такое рок-н-ролл, для любителей же приятностей и релакса альбом будет тяжёл. Лидер ГО Егор Летов называл его «лучшим» и высказался о нём понятно и прямо: «Это высший пик брутальной звуковой дерзости, агрессии на тот момент, попытка достижения максимальной некомфортности, неудобоваримости для среднего слушателя. С одной стороны, это был риск потерять публику, с другой – возможность наконец обрести СВОЕГО. Настоящего, подлинного, идейного, врубающегося».

Из песен назовём «Вершки и Корешки», вспоминающую самоубийства гитариста Дмитрия Селиванова и Александра Башлачёва; «Бери Шинель» – парафраз  хита Боба Дилана Like a Rolling Stone с подпевками Янки Дягилевой; взрывной номер «Лоботомия». Ну и 14-минутную заглавную песню – она занимает всю вторую сторону винила; остальные девять – лапидарные и ударные – на первой. Это, возможно, самая психоделическая вещь в истории русской рок-музыки, её называют высказыванием о судьбе страны, о смерти или о вере, то есть просто «обо всём». Тут Егор не торопился, взрывал мозг, не спеша, и сам оценивал композицию как бескомпромиссную, «некоммерческую» работу даже по меркам «Гражданской обороны».

Саунд альбома описывают как грязный, мы назовём эту грязь звонкой – каждый звук продуман и находится на своём месте. ГО в студии добивались парадоксального сочетания мощного звучания с ясностью подачи и точностью эмоции. То есть музыканты не просто осознавали, что делают, но добивались вполне понятного результата.

Летов был, пожалуй, одним из самых грамотных, эрудированных и разносторонне мыслящих музыкантов нашей рок-цивилизации. Он постоянно слушал новую музыку, смотрел кино и главное – был способен продумать и вербально выразить то, что получалось у него в результате экспериментов. Очевидно, что это требовало особого подхода к работе в студии – тут-то эрудиция и энергетика, боль и мысль Егора реализовались на достойном уровне. Звук формировали индустриальные находки, «шквал» ударных, выведенный вперёд бас (на нём играл сам Летов), который иногда кажется главным инструментом, и это при многослойных гитарных наложениях. Особая тема – «замысловатые», по выражению Егора, инструменты: «шестиструнный басс» Gibson, аудиоэксперименты, виниловые кольца, манипуляции с динамиками и скоростями. Все движения в звуке и в музыке Летова, а также его соратника, сооснователя «Обороны» Константина Рябинова (Кузи УО) и его параллельного проекта «Коммунизм» – от панк-гимнов, которые кричали подростки под переносные магнитофоны и гитары во дворах, до арт-панк-сюит – подтверждают, насколько всё было непросто в их мозгах и в творчестве.

Эту статью прочитали 525 раз
Статья входит в разделы:Музыкальные и кинообзоры

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий