Почему музыка вызывает в нас чувства?

Чуть ли не каждый день случается такое, что я всплакну при прослушивании какой-нибудь песни. Слезинка-другая или даже не слезинка вовсе, а так — всхлип, внезапно нахлынувшее чувство. Как правило, с этой композицией меня не связывают никакие воспоминания — нередко я слышу ее впервые. Если спросить, что вызвало во мне эмоциональный отклик, я смогу указать на специфичное гитарное звучание или тембр вокала. Но за этим следует вопрос: почему именно они подействовали на меня таким образом?



Сохранить и прочитать потом —       

Естественно, то же касается и прочих эмоций, вызываемых музыкой: будь то радость или раздражение. Лично я не могу объяснить это явление, но, к счастью, существует немало научной литературы по данной теме. Попробуем спросить у экспертов.

Элизабет Х. Маргулис

Заведующая Лабораторией музыкальной когнитивистики в Принстонском университете, автор книги «На повторе: как музыка играет с разумом»

В своей классической работе Патрик Жюслен (Patrik Juslin) и Даниэль Вастфьялл (Daniel Västfjäll) выделили несколько механизмов, лежащих в основе эмоционального отклика на музыку.

Самый базовый уровень: рефлексы ствола мозга обеспечат испуг при столкновении с внезапными громкими звуками. Если же определенная последовательность звуков будет регулярно появляться в паре с некоторым объектом или обстоятельством, то будет закреплена ассоциативная связь — сработает своего рода условный рефлекс.

Музыка способна вызвать в человеке процессы, отзеркаливающие ее настроение, и таким образом породить эмоции. Она запускает воображение, наводит на мысли и воспоминания, которые сами по себе вынуждают на эмоциональный отклик. Наконец, она может удовлетворить или, напротив, не оправдать ожиданий слушателя.

Я бы добавила к этому вот еще что: музыка может вывести человека из привычного состояния наблюдения за миром, делая его субъектом, соучастником, создателем тех звуков, которые многие находят столь прекрасными. Несомненно, я назвала лишь часть из великого множества способов, как прослушивание или сочинение музыки может влиять на наши чувства.

Сайки Луи

Ассистент кафедры изучения креативных практик в Северо-Восточном университете, заведующая Лабораторией музыки, визуализации и нейронной активности

В моей лаборатории мы изучаем влияние музыки на наш мозг. Меня всегда интересовало, каким образом музыка заставляет нас чувствовать те самые покалывания, еще называемые мурашками. В одном из наших исследований мы задались вопросом: существуют ли какие-то различия в структуре мозга, которые могли бы объяснить индивидуальную реакцию на прослушивание музыки?

Мы запустили онлайн-опрос, в котором поучаствовало несколько сотен людей. Выяснилось, что некоторые люди регулярно испытывали покалывания при прослушивании музыки, в то время как часть опрошенных почти никогда не ощущает этих мурашек. Мы пригласили подопытных из этих двух групп в нашу лабораторию, проведя дополнительный отбор по возрасту, полу, уровню музыкального образования и прочим личностным факторам.

Сперва мы удостоверились, что испытуемые, подверженные влиянию мурашек, и вправду реагировали на уровне физиологии: определенные музыкальные фрагменты заставляли их сердце биться чаще, а кожу – лучше проводить жидкости (в частности, пот). Затем мы просканировали мозг подопытных из обеих групп и выяснили, что у восприимчивых к мурашкам людей наблюдается более высокая концентрация белого вещества, соединяющего две области мозга: отвечающую за восприятие звуков и связанную с эмоциями и социальным опытом.

Так что проводимость мозга, а именно связь между слуховыми и эмоциональными центрами, по всей видимости, в ответе за то, как мы воспринимаем музыку. Можно сказать, что музыка служит аудиальным каналом к эмоциональным центрам мозга. Быть может, вот почему мы составляем плейлисты для тех, кого любим.

Дэниел Шэнэхэн

Доцент кафедры музыкальной теории и когнитивистики в университете штата Огайо

Это так странно, что люди зачастую намеренно слушают музыку, заставляющую испытывать грусть. Многие из нас так делают, но не вполне понятно зачем. Исследование 2011 года, проведенное Сандрой Гарридо и Эмери Шубертом, показало, что около половины опрашиваемых людей согласились или даже уверенно согласились с утверждением «Я люблю слушать музыку, от которой мне становится грустно или плохо».

Печаль и грусть — крайне обширные и сложные понятия, однако я полагаю, что они должны быть связаны с эмпатией и сопереживанием. Исследователи Дэвид Хьюрон и Йонна Вуоскоскиарге подтверждают, что любители грустной музыки показывают высокие результаты в тестах на эмпатический отклик — другими словами, у них гораздо лучше развито чувство сострадания. Такое социальное поведение обладает серьезными эволюционными преимуществами, так что в этом нет ничего странного. Посмотрим, какие еще результаты в этой области нам смогут дать будущие исследования.

Что касается ностальгии, то существует немало работ, изучающих связи между музыкой и триггерами воспоминаний. Похоже, мы склонны лучше запоминать события, связанные с некоторыми периодами жизни (в частности, с подростковым возрастом). Вероятно, дело в том, что в эти периоды мы переживаем большое количество изменений.

Как мне кажется, именно в этом состоит причина популярности плейлистов «Капсула времени» от Spotify. Представляется не слишком трудным вычислить ваш возраст, музыкальные предпочтения и затем просто запустить ностальгические триггеры, поставив в очередь самые популярные и значимые композиции времен вашей юности.

Кроме того, музыка помогает нам почувствовать связь друг с другом. Думаю, одна из важнейших эволюционных черт музыки состоит как раз в обеспечении этих социальных связей и усилении чувства сплоченности. Примером тому может служить танец и, вообще, любой ритуал.

Когда в марте 2020 года весь мир ушел в локдаун, многие удивились количеству людей, вышедших на свои балконы, чтобы помузицировать всем вместе. Но ведь это совершенно логично! Мы остро нуждались в социализации и эмпатии, а музыка — пожалуй, лучшее средство в подобной ситуации.

Диана Дойч

Профессор психологии Калифорнийского университета в Сан-Диего и автор книги «Слуховые иллюзии и фантомные слова: как музыка и речь раскрывают тайны нашего мозга»

Желание исполнять и слушать музыку присуще всем человеческим культурам без исключения, а о причинах такого поведения ученые спорят столетиями. Еще в XIX веке Чарльз Дарвин утверждал, что дело тут, главным образом, в ухаживаниях за самками.

Вскоре после него Герберт Спенсер предложил более сложное объяснение: по его мнению, музыка не только создавалась для «брачных игр», но и порождалась широким спектром вокализаций — звуков, издаваемых под воздействием различных эмоциональных импульсов: чувства радости, превосходства, горя или ярости.

Недавнее масштабное исследование Гарвардского университета показало, что мы действительно можем идентифицировать различные типы музыки — любовные мелодии, танцевальные мотивы, колыбельные — вне зависимости от культуры и этноса. Так что музыка служит самым разным целям и способна воспроизвести множество эмоций вроде любви, радости, злости, чувства единения и пр.

Чтобы музыка стала успешной, мы должны хотеть ее слушать. Что же именно заставляет нас прослушивать ту или иную мелодию снова и снова? В 20-е годы прошлого века Ирвинг Берлин предложил ряд указаний по написанию популярных песен. По его мнению, здесь очень важна простота, а также узнаваемость элементов мелодии.

«Нет такого понятия, как новая мелодия», — настаивал он и объяснял, что успешные композиторы просто «соединяют кусочки известных мотивов в новом порядке, чтобы все вместе звучало, как новая вещь». Эти советы оказались чрезвычайно действенными.

Кроме того, основная причина, по которой некоторые песни так сильно «привязываются», в том, что они состоят из повторяющихся фраз. Эти повторы заставляют мелодию заедать у нас в голове. Да и в целом, чем более знакома нам песня, тем больше хочется послушать ее снова.

Мариуш С. Козак

Доцент кафедры музыки и музыкальной теории в Колумбийском университете и автор книги «Введение в музыкальный размер: телесный опыт новой музыки»

Эмоциональный музыкальный опыт всегда крайне индивидуален. Я могу слушать ту же песню, что и вы, но ощущать абсолютно иные вещи. Либо можно слушать одну и ту же песню при разных обстоятельствах — и каждый раз испытывать новые эмоции. Вот почему, как мне кажется, музыка не продуцирует в нас эмоции непосредственно, но создает структуру, некоторый шаблон, позволяющий нам воспринимать подчас невероятно сильные эмоции.

В моей работе я пришел к восприятию музыки в качестве технологии, созданной человеком на заре его развития как вида с целью организации и поддержания общества. Эта технология работает на трех уровнях: физиологическом, когнитивном и социальном.

На физиологическом уровне изменения базовых акустических свойств — ритма, тембра и громкости — заметно влияет на работу нашего тела. К примеру, быстрый темп или повышение громкости может послужить к учащению сердечного ритма, а резкий скрипящий звук заставит нас напрячься и съежиться. А поскольку эти звуки порождаются конкретными объектами вокруг нас, мы выстраиваем ассоциативные ряды и наделяем те или иные звуки позитивными или негативными коннотациями. То же самое происходит и с более сложными эмоциональными откликами.

Следующий уровень — когнитивный. Все мы воспитаны на музыке, принадлежащей к нашей культуре, и вырабатываем понятие о стиле и форме, исходя из нее. К примеру, большинство слушателей, с детства знакомых с западной поп-музыкой, легко определят границу между куплетом и припевом в любой незнакомой им песне. Или же смогут уловить начало затухания мелодии, когда песня подходит к концу.

Эти знания настраивают нас на некоторые ожидания от прослушивания: мы интуитивно чувствуем, какой аккомпанемент или ритм-секция лучше подойдут к той или иной мелодии. Музыканты же используют эти наши ожидания, создавая напряженные и расслабляющие моменты в музыке, заставляя нас испытывать сложно передаваемые ощущения вроде тех же мурашек.

Наконец, переходим к социальному уровню — пожалуй, самому значительному в контексте разговора об эмоциях в музыке. По всему миру музыка почти всегда звучит в контексте некоторого социального взаимодействия множества людей. В этих ситуациях она предлагает структуру для взаимодействия — а именно, синхронизирует наши эмоции. Конечно, в первую очередь, это происходит благодаря ритму.

В свою очередь, этот эффект ведет к позитивным переживаниям: мы ощущаем свою социальную принадлежность и чувство единения, которые служат укреплению и процветанию общества.


Оригинальный материал на сайте stereo.ru:
Почему музыка вызывает в нас чувства?

Эту статью прочитали 436 раз
Статья входит в разделы:Интересное о звуке

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий