Студия «Fone Records»: визит к Минотавру

Сохранить и прочитать потом —       

Чего только не бывает в последний день уходящего 2017 года — любая мечта может сбыться, а дорога — привести вас к реальному чуду. Так и мне с друзьями невероятно повезло прикоснуться к чудесному, лично окунувшись в удивительную атмосферу Fone Records, созданную основателем компании — Джулио Чезаре Риччи. Об этом и не только.

Я не мастер репортажа и интервью со звездой аудиофилии — мой первый опыт. Поэтому прошу не судить строго, но полученные личные впечатления от человека и места, на мой взгляд, достойны публикации данного повествования.

За два дня до предновогодней встречи, сидя в поезде Пиза-Гроссето, я получил SMS от итальянских друзей: «Срочно позвони! Синьор Джулио готовит тебе что-то особенное». И вот, 31 декабря 2017 года, ярким солнечным тосканским полднем, наша машинка мчится по Аврелиевой дороге.

Когда приближаешься на автомобиле к городку Печчоли по узкой дорожке, живописно огибающей окрестные холмы, настраиваешься на медитативный лад и созерцательное восприятие окружения. Динамичный характер встречающего, доброжелательное введение в тему без лишних оговорок и политесов при первой встрече, крепкое рукопожатие, аромат сигары. «Вы прикоснулись к руке Создателя чистого аналога!» — улыбнулся Джулио Чезаре Риччи.


На площади у комплекса зданий, где и расположена штаб квартира Fone Records. Город Печчоли

Часть первая: Разговор под сигару

На площади аккуратно благоустроенной промзоны, где квартирует Fone Records ни души в праздничный день. Парковка пуста. «Здесь и сейчас хорошо писать звук, то есть тишину», — замечает Джулио.

— Итак, с чего все началось?

— С аналога! Вы же сразу выбрали аналог?

— Потому что я заказал у вас копии мастер-лент Скотта Хэмилтона (Scott Hamilton), а не гибридные SACD? Мне в первую очередь интересен исходный материал, конечно!

— А знаете, Скотт Хэмилтон теперь не только записывается в Чертальдо с нами, но и живет там часто — всегда, когда приезжает на европейские гастроли или просто отдохнуть!

— Вот как! Дух места зовет? Для меня Хэмилтон как бы надвое делится: на вашего и от Venus Records.

— Ну, там ему «Гипер Магнумсаунд» надоедает, а у нас в Тоскане ему все аналогово! А как обо мне узнали в России, у меня ведь нет там продвинутых связей?

— Я, в частности, впервые услышал ваши работы, купив DSD на голландском сайте NativeDSD.com. Ваш винил и цифровые записи в нашей стране — коллекционная редкость.

— С чего я начал? Когда был еще тинейджером начинал с Geloso — была такая аналоговая машинка — и мечтал о настоящей технике, как в Abbey Road.

Джон Джелозо (John Geloso), итальянский инженер, еще до Второй мировой в Милане начал работать над аналоговыми источниками записи. У него были и замечательные ламповые пуш-пульники, и если этот звук пришелся вам по душе, значит, вы его раб, раб лампы.

А с 1983 года я «женился» на «Фоне» уже по-взрослому. Вошло в привычку (улыбается). Знаете, начиная новое дело, никогда не строю планов и не думаю о завтрашнем дне. Да и с двадцати лет я очень долго ничего не слушал, кроме русской классической музыки: Стравинский, Прокофьев. Это повлияло на дальнейшую работу.


Geloso — катушечная дека

Усилитель G.215-AN на лампах EL84

— Как вы работаете?

— Вы знаете, что я пишу живой звук недалеко отсюда, в Чертальдо? В записи всегда есть проблема, как удержать и передать пространство, его глубину, но не это главное! Как передать привкус концертного зала и энергию взаимодействия исполнителей и слушателей? Вот для меня размещение микрофонов — всегда сакральный ритуал или мистическое искусство.

Я измеряю размерность глазами и ушами, оцениваю материалы и (как оружейник, или как вы, архитектор) настраиваю какую-то гигантскую структуру, такую как церковь, театр или музыкальный салон. И если публика присутствует, тем лучше!


Чертальдо Альто: дорога к музыке на родине Джованни Боккаччо

Я добавлю цитату из ранних интервью Джулио от себя: «Как необычная акустическая ловушка, тела и лица сотен людей делают звук более линейным. Если бы я мог, я бы записывал тела! А потом... два, три, четыре микрофона выше, ниже, вправо, нет, влево. Каждый раз, когда условия меняются, и все нужно снова открывать, даже "центр эмоций". Микрофоны в конечном итоге точно там, где они должны быть. Мне следует знать обо всем: прекрасных женщинах, музыкантах, их душевном состоянии и напоминать себе о вкусе этого случая. Я всегда боюсь всего этого... и затем опять и опять нужно все вместе собрать в этом центре. Реальность сама по себе не существует, она существует только в наших собственных чувствах. По правде говоря, я записываю свои чувства».

Сигара гаснет и мы идем в... лабиринт Минотавра.

Часть вторая: в лабиринте

Входим, Джулио что-то огорченно ищет в карманах куртки и внезапно продолжает беседу.


Джулио Чезаре Риччи на фоне стеллажа с мастер-лентами в офисе Fone Records

— Кстати, я впервые использовал для записи еще новую Nagra 4s в 1978, и это была моя первая профессиональная сессия. С тех пор я работаю только с винтажными, профессионально реставрированными мастер-машинами — Дэвид Манли этим занимался, на них же пишутся первые и вторые ленты, то есть мастер-копии.

Для справки: Nagra — торговая марка звукозаписывающей аппаратуры для профессионального применения, выпускаемой швейцарской компанией Kudelski SA.

— Но в начале всегда Ampex ATR 102?

— Ну, мы еще пишем на Studer J37, но лента к вашей коробке сделана так: подлинная мастер-лента в полдюйма и в качестве источника Ampex ATR 102. Скорость воспроизведения — 30 IPS (76 см/сек), далее мы пишем копию на Nagra 4s на 15 IPS (38 см/сек) и всегда на четверть дюйма в две дорожки, и только потом на ленту SM 900 RMG. С этой первой ленты на аналогичных Nagra 4s мы делаем вторые копии, которые и выпускает Fone Shop для аудиофилов, в том числе и по заказу. Все эти ленты не более 30 минут звучания.

Для справки: SM 900 RMG – Recording The Masters, профессиональная лента , выпускаемая французской компанией MULANN Industries, которая приобрела патенты и наработки от BASF и EMTEC.


Качество оформления мастер-копий вызывает уважение

— То есть для винила вы делаете две ленты по сторонам пластинки?

— Конечно! Мы делаем с одной матрицы только 496 копий (я оставляю себе 4 из 500) и уничтожаем матрицу. Если появляется заказ — нарезаем новый лаковый диск, ведь у нас собственная Cutting Machine.

— Басист Sekou Bunch и гитарист Doc Powell на вашем лейбле — это ведь результат вашей работы с Дэвидом Манли (David Manley – Vital Records and Vacuum Tube Logic of America – VTL)?

— Увы, до 2012 года. Он ушел навсегда, остались ленточники, восстановленные им лично и многое другое. Дэвид основал свой звукозаписывающий лейбл ViTaL Music, чтобы продемонстрировать звук своего записывающего оборудования на лампах и свои минималистские методы записи на ленте на 2 трека.

Для справки: По материалам журнала Stereophile, посвященным Дэвиду Манли, в основу их совместного проекта с Джулио Чезаре положены студийные материалы и технические возможности и студийное оснащение ViTaL Music: "Даже принадлежавший Дэвиду личный record label – ViTaL выжил в Италии под другим названием Fone и под руководством давнего партнера Джулио Чезаре Риччи, к которому перешли права на мастер-ленты и оборудование, включая столы для нарезки лаковых дисков. Юная дочь Маэстро — EveAnna Manley позднее сыграла на двух релизах Fone на баритон саксофоне". (Jan 2, 2013 - David Manley, Tube-Amplifier Pioneer, Has Died by Jason Victor Serinus)

— А как происходит работа с цифровыми релизами?

— Есть такая штука — Workstation Signoricci DSD, плюс Manley Pultecs и Shelf-parametric эквалайзер, вся коммуникация в контрольной комнате от VTL. Увы, не смогу показать это сегодня, потому что лаборатория и студия закрыты на праздники, и помощник увез ключи.

Мы для компакт-дисков используем Manley AD 20 Bit, особенно при записи на Studer. Часто пишем музыкантов сразу и на ленту, и в цифровом формате. Пишем в стерео DSD на Pyramix Recorder и используем dCS A/D D/A АЦП-ЦАПы. Например, в записи SACD Kate McGarry «Easy To Love» — там практически все установки от Дэвида.

— Что такое Signoricci Vinyl и Signoricci Master?

— Это те издания, где я практически все делаю сам: продюсер, звукоинженер и автор мастеринга. И я всегда стараюсь добиться чистого аналогового звучания, даже если аналог переводится в цифру, я не привношу ничего — просто flat transfer.

— Можно так сказать, что подход Дэвида к записи и подход Синьориччи различны?

— Можно сказать, что у Синьориччи свои секреты (улыбается)!

Кстати, у меня к вам вопрос, а что такое Moscow High End Show? Мне оттуда пару раз приглашения слали участвовать.

— Ежегодное мероприятие в Москве, качественно организованное и популярное. Там и аналоговый звук приветствуется, и аудиофильские издания. Вот и приезжайте в Новом году!


Джулио Чезаре Риччи: «Удачного прослушивания!» (31.12.2017)

Пришло время прощаться. Я увожу с собой не только пленки, но и дух места — genius loci и дружбу Синьора Джулио. До новых встреч!


Peccioli, Duomo San Verano

P.S. Для тех, кто...

Я в студийных и прочих полупрофессиональных катушечниках не великий гуру, скорее юный падаван. Но отмечу, что сегодня коллекция изданий Fone — свыше 600 изданий классики и джаза — наиболее полный каталог. Все, что писалось за 30 лет доступно в мастер-копиях. Такие актуальные ресурсы, как Tape Project и Analog Production в Штатах предлагают в мастер-копиях всего пару десятков аналоговых подлинных релизов, голландцы из STS Digital примерно также. Везде присутствуют жанровые ограничения. Так что Fone на этом возрождающемся сегменте рынка —явный лидер.

Как это звучит и зачем это нужно? Очевидно, что при соблюдении определенных условий хранения и использования, современная профессиональная лента для магнитофонов вполне может прослужить несколько десятилетий. При этом качество воспроизведения изначальной аналоговой записи на хорошем и настроенном оборудовании будет как минимум не хуже, чем при использовании аналоговой и цифровой аппаратуры других типов. При этом есть уверенное мнение профессионалов звукозаписи, что даже третья копия мастер-ленты обыгрывает первопресс винила (современные записи) на аналогичном сетапе. Поэтому некоторые бренды не боятся выпускать на рынок первые копии, часто используя прямое копирование с мастер-ленты.

По правде, чистой и непредвзятой, после прослушивания на своем ReVox B77 mark II HS Custom тех самых первых копий от Fone, я с неделю не брал на себя риск сравнить их звучание с теми же изданиями в DSD от Fone. А набравшись храбрости и сравнив, также в публичном режиме с участием уважаемых @Gorbatov и @AlDol мы пришли к общему выводу, что грамотно восстановленное R2R железо с профессионально выполненным копированием мастер-ленты убирает... Впрочем, коллеги и сами могут высказаться.

Удачной охоты всем!


Подготовлено по материалам портала "Stereo & Video", январь 2018 г. www.stereo.ru

Статья входит в разделы:Интересное о звуке

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий