Эрик Вулфсон, чьи песни оказались главнее

Сохранить и прочитать потом —       

В истории поп-музыки всегда есть те, кто остается в тени. Как, к примеру, Иэн Стюарт, постоянный пианист Rolling Stones, о котором вообще мало кто думал и знал, пока он не умер в 1985-м — все оттого, что так и не стал участником группы… А сегодня мне хочется вспомнить еще одного «теневого» персонажа, чуть более, впрочем, обласканного известностью. В этом году исполняется 10 лет с тех пор, как от нас ушел Эрик Вулфсон, до какого-то момента половина того, что мы привыкли называть Alan Parsons Project.

Вулфсон заработал репутацию в поп-мире как талантливый автор песен. Он писал для Марианны Фэйтфулл, Питера Нуна (экс-Herman’s Hermits), групп Marmalade и The Tremeloes… и даже для Джо Дассена. Впрочем, как и многие «воины невидимого фронта», он мечтал о собственной исполнительской карьере, однако сингл, который был выпущен под псевдонимом Эрик Элдер (с участием музыкантов, вслед за этой записью создавших группу 10CC), успеха не имел.

Расстроенный Вулфсон занялся менеджментом, притом довольно удачно. Одним из артистов, с которым он заключил контракт, стал Алан Парсонс. Он был звукоинженером на записях «Битлз», Пола Маккартни и Pink Floyd, потом продюсером; Вулфсон стал его менеджером и ассистентом. Они работали с группами Pilot, Cockney Rebel, Ambrosia, Hollies — а потом придумали студийную группу, названную Alan Parsons Project. Его отличала изначальная концептуальность: каждый альбом был посвящен одной теме, и для того, чтобы максимально ее раскрыть, набиралась команда музыкантов, наиболее пригодных для решения конкретной задачи. Именно поэтому его основным партнером, фактически второй половиной проекта, был Вулфсон. Помимо работы над концептом каждого альбома, он писал тексты почти всех песен (а иногда еще и музыку) — и пел.

Они были как два полушария глобуса, два лезвия ножниц, плюс и минус на батарейке — вплоть до того, что когда в 1980-х компания Philips продвигала новый для того времени формат компакт-диска, в рекламном ролике снялись они оба — и Эрик, и Алан. Голос Эрика звучит на всех альбомах APP, записанных с 1976 по 1987 год. Даже для тех песен, которые должны были исполнять другие вокалисты, Вулфсон записывал демо, чтобы дать представление о том, как они должны быть спеты. Многие песни Парсонс отвергал (часть их составила потом костяк альбома Eric Woolfson sings The Alan Parsons Project That Never Was, вышедшего незадолго до смерти Вулфсона), но вышедшие треки с вокалом Эрика до сих пор являются визитной карточкой группы.

Они расстались в 1987-м, сразу после записи альбома Gaudi (он, кстати, был выпущен по лицензии в СССР). Вулфсон хотел больше работать со сценой в качестве автора мюзиклов, а Парсонсу нравилась атмосфера студии. Каждый пошел своим путем (Парсонс, кстати, от прекращения этого сотрудничества изрядно потерял). Не сказать, что сценические работы Вулфсона завоевали мировую славу, но пять его мюзиклов, в том числе «Фрейдиана», «Эдгар Аллан По» и «Танцы с тенями» пользовались популярностью в Европе и Азии.

Эрик Вулфсон умер от рака совсем еще не старым человеком, с огромным количеством нереализованных идей, но остались те, что были воплощены. И прежде всего — песни, которые оказались куда убедительней больших сценических работ. Увы, Вулфсон считал иначе. Простим ему это.


Подготовлено по материалам портала "Салон AudioVideo", апрель 2019 г. www.salonav.com

Статья входит в разделы:Интересное о звуке

Поделитесь статьёй:      
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий