Антонио Мезе, Meze Audio: «Звук должен заставлять слушателя забыть, что он сидит в кресле в наушниках»

Компания Meze Audio дебютировала в 2015 году с наушниками 99 Classic, которые неожиданно тепло были встречены публикой в том числе и у нас, в России. Антонио Мезе рассказал нам о разнице между большими и маленькими компаниями, скрупулезном процессе доводки концепций до идеала, плюсах интернета и магии звука.



Сохранить и прочитать потом —       

— Как вы вообще дошли до жизни такой — работы в аудиоиндустрии?

—Я продуктовый дизайнер, уже лет восемь разрабатываю продукты в разных сферах — от медицины до спорта и кулинарии, но я всегда любил музыку, поэтому хотел сделать что-нибудь в этой области. А работа эта связана с кучей командировок, и поэтому у меня даже не было полноразмерной системы — я ходил с наушниками, но те, что мне попадались, были какие-то не такие. Очень безличные. К примеру, у меня гитара есть, Stratocaster...

—С тремя синглами или с синглами и хамбакером?

—С тремя синглами, 56 Reissue, кленовый гриф, светло-голубой корпус...

— Американский?

— Нет, увы, мексиканский, не мог себе американский позволить. Но звучит отлично! Каждый раз, когда на него смотрю — хочется играть. И я хотел наушники, с которыми случалась бы та же история: смотришь на них — и хочется слушать музыку. Ведь наушники часто могут звучать хорошо, но выглядеть при этом не ахти или сидеть неудобно.

И я начал экспериментировать. У меня не было цели превратить это в бизнес, я просто хотел создать устройство для себя. А чем больше я экспериментировал с существующими на рынке наушниками, тем ближе я подходил к созданию своего — так и появились 99 Classic, наши первые наушники.

— Я впервые познакомилась с ними в 2016 году и могу сказать, что для самого первого устройства бренда у них был очень понятный собственный почерк.

— Наверное, это из-за того, что у меня не было связей ни с какими брендами наушников — я не знал, как их делать, и потому у меня был шанс не следовать канонам. И еще я хотел, чтобы они выглядели хорошо. При этом я не ставил цели создать коммерчески успешный продукт — мне не нравится идея создания чего-то только для того, чтобы оно было модным, понравилось большому количеству разных людей. Поэтому я пришел к такому немного деконструированному дизайну, который либо нравится, либо нет. Отсюда и деревянные чашки, и выфрезерованные детали, а материалы ничем не покрыты дополнительно: металл есть металл, дерево есть дерево. Такая честность, наверное, сама по себе чем-то привлекает. Не люблю, когда пластик выглядит, как металл или дерево.

Разработка и дизайна, и акустической части заняла немало времени, и когда мы, наконец, выпустили наушники, я удивился тому, насколько позитивно их встретили. Они многим понравились — не всем, конечно, да и дистрибьюторов у нас было не много. Но они стали популярны на Head-Fi, и, если честно, мы нашу сеть дистрибуции построили как раз на этой модели — нам начали доверять. После этого мы стали разрабатывать другие наушники: делали внутриканальные модели, но я на них останавливаться не хочу. Они неплохие, у 11 и 12 динамики с покрытыми титаном диафрагмами, но все же относятся к доступному сегменту — 50 и 80 долларов.

И после 99 Classic для нас самые важные устройства — это Empyrean и Rai Penta. Мы сразу прыгнули в самый высокий сегмент, и это совсем не то, чего от нас ожидали. Все ждали чего-нибудь за 400 долларов или с открытым акустическим оформлением. А тут подвернулся шанс сделать что-нибудь совсем хайэндное, плюс — мы познакомились с Rinaro и потому решили сделать Empyrean. Моей целью было не заработать денег или построить бизнес — я хотел получить удовольствие от процесса и создать что-нибудь интересное.

— Что-нибудь, что вам понравится.

— Именно. И если предоставляется такая возможность, упускать ее глупо. С точки зрения бизнеса это не самое умное решение — надо было бы потихоньку расширять модельный ряд, забираясь все выше и выше, но те три-четыре года, что ушли на разработку Empyrean — черт, как же это было весело. Мы не выгорели и никоим образом не растеряли страсть к наушникам, поскольку решали множество интересных задач. Мы не думали о том, в каком ценовом сегменте мы планируем выпустить наушники — просто строили то, что интересно. Проблем, конечно, было немало — технология сложная, в особенности сами излучатели... Это просто очень занятный проект, под завязку набитый деталями, которые хочется обсудить.

Кстати, добавлю про 99 Classic. Интересно, что у нас до сих пор не падают продажи — даже понемножечку растут.

— Я даже видела людей в метро в этих наушниках.

— Как хорошо! Мне кажется, они нравятся людям из-за своей простоты. В них нет ни Bluetooth, ничего такого — просто аналоговый девайс, который, в общем-то, вечен. Для меня такой подход видится более логичным, чем слепое следование трендам, где одни и те же наушники продают раз в два года, чуть меняя технологию. Просто купите наушники, которые вам нравятся, которые вам хочется использовать, и меняйте амбушюры раз в пять лет. Все.

— 99 хорошо подходят для портативного использования с источниками, у которых нет мощных усилителей. Но планов на беспроводную версию у вас, как я понимаю, нет?

— Нет, такую мы выпускать не собираемся. Я хочу полностью контролировать то, что я произвожу, и даже большие компании иногда сталкиваются с проблемами в беспроводных приемопередатчиках, которые им поставляют. В проводных моделях я могу контролировать все. Да и, как мне кажется, такие наушники больше соответствуют нашей концепции, тому, как мы понимаем процесс прослушивания музыки. Я не хочу предложить гаджет — я хочу предложить лучший способ слушать музыку, без каких-либо дополнительных функций. Люди используют эти наушники на улице, чего я не предполагал — когда они создавались, я был уверен, что 99 станут наушниками для домашнего использования. Но людям нравится.

— Ну, закрытые наушники, даже огромные, народ не стесняется использовать на улице.

— Я-то закрытыми их сделал из-за того, что работал в опен-спейсах и не хотел мешать людям музыкой — с этой точки зрения. Но мы выпустим наушники с открытым акустическим оформлением и еще портативные модели — это точно. Кстати, даже сейчас 99 продолжают получать награды. Самая интересная — та, которую мы получили от hifi+ где-то год или два назад, где их сравнивали с наушниками других брендов: Sennheiser Momentum, HiFiMan 400, Beoplay h6, Oppo PM3 — в общем, в ценовом диапазоне 300–400 долларов, и мы в этом сравнительном тесте выиграли.

Мы дико удивились — ведь это же наушники от крупных брендов с огромным опытом и серьезным инженерным департаментом, и я верю, что они могут сделать хорошее устройство. Но, к сожалению, я знаю, как у них построен процесс, я работал на крупные компании — им всегда необходимо выпустить продукт как можно быстрее, так что времени на доведение до идеала попросту нет.

Поэтому я не думаю, что мы лучше, чем они — просто у тех компаний политика «бизнес превыше всего», они не концентрируется именно на устройстве. Наша компания — она как раз в первую очередь выпускает продукт, а не преследует цель заработать.

— Насколько я понимаю, непросто основать компанию по созданию аудиотехники в стране, в которой эта индустрия мало развита — то есть не в Англии, например, и не в Дании. Сложно ли было вообще основать Meze?

— На самом деле нет, потому что есть интернет. Я работаю в Румынии, но в наш век можно заниматься чем угодно из любой точки мира. Во многом, помогло то, что я занимался разработкой, много путешествовал, бывал в разных странах, но мне не нужно сидеть в Нью-Йорке или Лондоне для того, чтобы работать. Думаю, это может стать примером для многих. Если вы понимаете, что можете предложить рынку — просто делайте. Перед вами открыт целый мир, и не нужно думать только о локальном рынке. Может, не продадите много в одном месте, но если продадите понемногу в пятидесяти странах, то внезапно можете начать бизнес. Вне зависимости от того, что продаете.

— Так, давайте вернемся к Empyrean. Они так сильно отличаются от 99 — во всем абсолютно, даже в форм-факторе. Что привело к такому дизайну?

— Основа всего — драйвер, его спроектировали под чашки. Мы хотели вытянутую форму чашки, самую эффективную, как нам кажется, в плане посадки. Вся чашка у нас — это излучатель. То есть это не огромная чашка с крохотным динамиком по центру. Так что мы спроектировали чашку, а уже потом под нее излучатель.

Сам излучатель очень необычный, у него непростая форма дорожек — верхняя часть, спиральная, лучше подходит для воспроизведения низов и середины, а нижняя, круглая — для высоких частот. Суть в том, что высокие частоты лучше воспроизводить как можно ближе к ушному каналу — у них короткая длина волны, при частоте выше 1 000 Гц длина волны достигает всего двух сантиметров и с ростом частоты становится все меньше и меньше, поэтому у высокочастотных волн есть больше возможностей отражаться и доходить до уха с задержкой — и в итоге получается фазовый сдвиг. Мы постарались его скорректировать вот таким расположением дорожек — максимум высоких частот выдает сегмент, находящийся практически напротив уха, а для низов это уже не так страшно, там длина волны совсем иного размера и не так страдает. Такое решение помогло нам улучшить сцену и добиться более чистого звука.

— То есть фактически вы попытались сэмулировать двухполосник?

— В некоторой степени, только с использованием одного излучателя и без кроссовера. Все идет от одной мембраны, и она движется в поршневом режиме. Но сама мембрана интересная: вот эта часть по центру, например, зафиксирована. Еще и по периметру зафиксирована, конечно. И инженеры других компаний на нее смотрят и думают: «ну, она работать не должна», — но она все же работает. А все потому, что система намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Например, магниты отличаются друг от друга, да и сама мембрана прошла через несколько этапов обработки — как механической, так и химической.

— Для такой мембраны нужна действительно крепкая чашка.

— У нас предусмотрена ферромагнитная сетка, она крепится к магнитам самого излучателя. Каждый магнит генерирует поле рассеивания, и сетка отталкивает это поле, тем самым повышая чувствительность динамика. Так что сетка нужна не просто для того, чтобы закрепить динамик — она часть общей системы.

— Амбушюры-то какие глубокие. Почему такие?

— А так удобнее. Воздуха достаточно, так что уши не потеют, и для звука неплохо. Мы долго корпели над амбушюрами, и, мне кажется, вышло неплохо. У меня много наушников, я в них сижу часами и знаю, что даже самые дорогие наушники могут быть не очень удобными, и через полчаса их захочется снять. Потому и хотел добиться максимального комфорта от этих наушников. С Empyrean тебе хочется их слушать, а не беситься от давления на голову и мокрых ушей.

Оголовье у нас кожаное. Обычно в таких наушниках полоска кожи натягивается так, что касается только точки на макушке. Что сделали мы: добавили простенькую систему подвесов, распределяющую нагрузку по всей голове. Простое решение, но почему-то никто до него не додумался.

То есть наушники весят полкило, но, благодаря этому, в них удобно сидеть?

— 430 граммов — и это не самый тяжелый вариант среди планарных наушников с магнитами с двух сторон. Наушники крупные и мембрана тоже, она толкает большую массу воздуха, отчего звук становится действительно осязаемым, но при таком звуке наушники не ощущаются огромными как раз благодаря вот этим подвесам и правильной посадке оголовья. Чашки с шарнирами тоже позволяют подобрать удобное положение. У меня есть более дорогие наушники, у которых такого функционала нет — угла шарниров чашек не хватает для удобной подстройки, оголовье давит в одну точку на макушке, и после получаса их просто хочется стянуть. Я думаю, что комфорт — это ключевой пункт в хайфайной технике, но, к сожалению, не все так считают.

Все металлические детали выфрезерованы на станке в несколько этапов — детали из фрезерованного алюминия намного прочнее на молекулярном уровне, чем детали из литья. Процесс непростой, но мне хотелось добиться максимального качества и ощущения металла. Внешняя защитная сетка, кстати, тоже алюминиевая.

— Для этих наушников существует множество опций — разные амбушюры, кабели. Почему вы решили сразу же предложить так много вариантов?

— Амбушюров у нас сразу же две пары в комплекте, а кабель каждый выбирает сам под свою систему. Амбушюры нужны для тех, кому наушники нравятся, но чего-то не хватает. Вроде «все круто, но хочется больше баса» или «все круто, но хочется меньше баса» — для них в комплекте идут кожаные и велюровые амбушюры. Характер звучания остается одинаковым, но чуть меняется акцент. Частотный отклик — это всего лишь один из параметров. Главная работа остается за излучателем: он должен работать без искажений, обеспечивать хорошее разделение частот, обладать натуралистичным звучанием, но с помощью амбушюров можно чуть подкорректировать частотный отклик, добавить или убрать баса, при этом не снижая качество самого звука.

— То есть амбушюры используются в качестве акустического фильтра.

— В некоторой степени, да.

— А все эти кабели — они нужны для подключения к разных системам и разъемам.

— Да, в стандартной версии мы предлагаем 3,5 и 6,3-мм штекеры, а еще есть XLR. Теперь мы сделали кабели чуть помягче, первые были жестче. А дополнительно мы предлагаем еще и плетеные кабели с проводниками из более чистой меди от японской Furakawa или варианты, покрытые серебром. Люди вообще очень много внимания уделяют кабелям, но, думаю, перед тем, как думать о проводах, нужно обратить внимание на другие вещи, и когда у вас в системе уже есть хороший усилитель, ЦАП, источник — тогда уже можно интересоваться кабелями. Но не в первую очередь. Кабели влияют на звук, но не так сильно — при замене кабеля наушники не станут вдруг из отвратных прекрасными.

— В Empyrean используется планарный излучатель, в 99 стоит классический динамический, а во внутриканальных наушниках, Rai Penta, у вас вообще гибридная система. Как одна маленькая компания может делать такие разные по концепции вещи?

— В Rai Penta пять излучателей — четыре арматурных и один динамический. Суть в том, что для каждого проекта мы используем ту технологию, которая нам кажется подходящей для достижения конкретного результата. То есть мы не создаем наушники вокруг технологии — мы подбираем технологию к идее, не ставя себе при этом никаких рамок в плане цены и сроков. Разработка 99 началась пять лет назад и заняла два года. Если бы я создавал их сейчас, то, наверное, многое бы сделал иначе.

Нам вообще всегда хочется работать с чем-нибудь непростым и интересным, где нам придется постоянно изучать и осваивать что-то новое — в этом вся цель компании. Я люблю создавать себе задачки, иначе я просто плохо работаю.

Мы внимательно следим за тем, что есть на рынке, и анализируем механические решения, акустические, разные материалы как корпусов, так и излучателей, системы, с которыми те или другие технологии лучше сочетаются. И в какой-то момент мы поняли, что нам достаточно знаний для того, чтобы сделать что-то лучше 99. Да, мы рисковали, но возможность для меня была соблазнительной — и все получилось.

У нас небольшая компания, и нет такого, что ты получил задание от начальства и сидишь работаешь над ним, а другой сотрудник работает над своим кусочком и с тобой не пересекается. У нас небольшая команда — кроме меня еще два человека, с которыми мы все вместе решаем — мы очень усердно работаем и контролируем все. Никто нас не ограничивает и не ставит дедлайны. И, наверное, так можно достичь большего, чем будучи частью большой системы, где ответственность разделена на столь мелкие части, что ее никто не чувствует. Когда все лежит на твоих плечах, у тебя есть ощущение, что от тебя что-то действительно зависит, и можно достичь намного большего. А когда ты всего лишь шестеренка в общем механизме — ты стараешься в десять раз меньше. Да, у тебя может хватать квалификации, но недостаточно мотивации.

До того, как основать свою компанию, я работал на стороне агентств и брендов и обычно поначалу мне было интересно заниматься проектами, но спустя некоторое время я терял интерес и менял работу. А после я начал разрабатывать свой продукт и понял, что только в такую работу я могу вложить себя всего и фокусироваться на ней долгое время. Так что я понимаю, почему в больших компаниях не всегда все хорошо выходит. В мире креатива нужна мотивация. И я вот создал ее себе.

Создавая Empyrean, мы заключили партнерство с украинской компанией Rinaro: у них большой опыт в создании планарных излучателей, и без них мы бы просто не добились такого звука. А в Rai Penta мы взяли гибридную конструкцию — ничего революционного в ней нет, но мы просто потратили очень много времени на то, чтобы отполировать эту концепцию. Можно было просто взять излучатели и запихнуть их в корпус, но у нас на доводку ушло два года, и я рад результату.

Много времени ушло на разработку формы корпуса — мы провели десятки тестов и изготовили кучу прототипов. Хотелось создать универсальные внутриканальные наушники, которые подойдут почти каждому и практически в любом ухе будут сидеть хорошо, почти как кастом. Я их больше года таскал по всяким шоу и давал примерять людям — от потенциальных покупателей и до знакомых из других брендов — собирал статистику и корректировал форму. В конце концов, мы создали такую форму, которая удовлетворила многих. В общем, очень экспериментальная работа. Если бы я был ограничен по времени, я бы не ходил по выставкам, не слушал отзывы людей, а просто сидел бы в офисе. Но ведь все эти элементы, мне кажется, необходимы для создания хорошего устройства.

Поэтому мне немного забавно: люди ведь думают, мол, «как же маленькая компания может выпустить что-то хорошее, если у гигантов так много ресурсов», а суть ведь в том, что небольшая команда, чувствующая ответственность, больше заинтересована в работе. В этом есть логика.

— Почему для Rai Penta выбрали гибридную конструкцию?

— Есть много комбинаций излучателей, которые можно использовать, и мы тестировали самые разные, но есть особая динамика, которую дают только динамические излучатели — особый тон и особый панч. Его арматурой не добиться. И вот такой гибридный вариант оказался наилучшим. Мне нравится тон динамического драйвера и чистота звучания арматуры. Арматуру, конечно, можно настроить так, чтобы бас был хорошим, но она все равно не будет качать много воздуха, поскольку сам излучатель крохотный. В гибридах получаешь лучшее от двух миров — динамический басит до определенной частоты, а дальше включается арматура. Самый важный момент — это настройка и излучателей, и кроссовера. История как с автомобилями: каждый может создать новую машину, но она не будет такой же хорошей, как та, которую создает компания, занимающаяся автомобилями на протяжении многих лет и понимающая, как в ней все работает и как ее надо правильно настраивать.

С большими корпусами, как в случае с акустикой или полноразмерными наушниками, можно что-то рассчитать, а вот с внутриканальными... Они совсем маленькие, и подсчеты тут не работают — подходят только эксперименты. Важен каждый миллиметр. Мы даже разработали систему, выравнивающую давление внутри наушника — вот, два отверстия. Одно находится позади драйвера, второе — перед ним, но оба выведены на одну сторону.

Звуководы у нас выфрезерованы в металлическом корпусе. Часто бывает, что в наушники ставят пластиковые звуководы, но если хоть на один миллиметр ошибиться — будут рассинхроны по фазе и разный звук в левом и правом наушниках. Ведь идеального звука можно добиться только в том случае, если левый и правый каналы точно подобраны друг к другу. Крупные компании так и делают: производят очень много драйверов, измеряют и подбирают те, которые лучше всего друг к другу подходят. Но подходящие драйверы в плохом корпусе смысла не имеют.

В звуководе у нас три отверстия: два ведут к арматурным излучателям напрямую и одно побольше — к динамическому. Сквозь них даже можно разглядеть саму арматуру. В каждом наушнике эти отверстия абсолютно идентичны, благодаря очень точной фрезеровке. Если бы мы использовали системы со смолой, то такой точности не добились бы.

— Как вы думаете, проще ли сейчас создавать настолько технологически сложные и качественные наушники или лет двадцать назад было проще?

— Я думаю, что такого уровня технологии были доступны в прошлом, просто сейчас к ним намного больше интереса. Я не использую какие-то новые технологии: те же планарные излучатели — в них нет ничего такого, чего бы не было двадцать лет назад, просто другие инженеры и другой подход. Материалы тоже не новые, у нас нет какой-то дополнительной электроники или цифрового процессинга в схемах. Суть не в технологиях — суть в том, чтобы довести результат до ума. У драйвера в Empyrean уникальная архитектура, и я не знаю других наушников с излучателем похожей конструкции. Так что вот конкретно такого излучателя раньше не существовало, но все технологии для его производства были.

— Во внутриканальных наушниках часто предлагаются накручивающиеся на звуководы акустические фильтры. Будут ли такие у Rai Penta?

— Нет, не думаю, что это хорошая идея. Слушателю нужно понимать, какой звук он ищет. Можно немного повлиять на него с помощью амбушюров-насадок, но фильтры меня не радуют тем, что после нескольких накручиваний-раскручиваний может повредиться фильтр или сам наушник. Максимум настройки, которые могут себе позволить внутриканальные наушники — это амбушюры. К тому же, фильтры маленькие, легко теряются, и найти замену не так-то просто. Может, в будущем мы и выпустим наушники с фильтрами — но для Rai Penta эта технология не подходит. Я хотел создать наушники, которые легко использовать, но вот накручивать крохотный фильтр потными пальцами... А ведь они поглощают пот, и он забивает в фильтрах отверстия, отчего звук сквозь них перестает хорошо проходить. С этим нужно быть аккуратным. Final Audio, например, предлагает наборы для настройки и чистки, но фильтр легко повредить в процессе.

— Помню, мне рассказывали историю про часы Audemars Piguet — лимитированную коллекцию с корпусами из белого золота. Их практически невозможно было обслужить, потому как крышки у них были закручивающиеся, а белое золото — материал мягкий, то есть, фактически, резьба на таких крышках становилась одноразовой.

— Да, такая же ситуация может произойти и с алюминиевыми корпусами — зависит от конкретного типа алюминия.

— У вас в портфолио все наушники очень разные. Как вы думаете, что будет следующим трендом в персональном аудио? Вы уже сказали, что беспроводные модели выпускать не планируете, но каким вы видите будущее персонального звука?

— Ну, логично, что Bluetooth все-таки будет, и когда-нибудь технология позволит производителям выпускать достойно звучащие наушники. Я не думаю, однако, что она полностью захватит мир. Ситуация будет скорее как с винилом: все думали, что он ушел в небытие, а он возродился.

— Еще и бобинники сейчас вспоминают активно.

— И их еще, да. Так что будет расти рынок проводных хайфайных наушников — он и так стабильно растет последние 10–15 лет. В принципе, рынок разделится на несколько секций: рынок хайфая и рынок простого покупателя — они разные. Простые покупатели движимы трендами, медиа, а в хайфае люди более подкованы технически, лучше понимают, чего им хочется от устройства, и что конкретное устройство может дать. Так что рынки простого покупателя и хайфайщика будут разделяться сильнее.

Появятся новые бренды, а те, которые есть, продолжат развиваться, будут выходить проводные наушники и с динамическими, и с планарными излучателями, точно будет больше электростатов. Каждое направление будет развиваться в той или иной мере, но ни одно не умрет. И элетростаты останутся, и планары, может, даже какие-нибудь интересные варианты излучателей появятся, потому что сейчас очень много исследований проходит в области электроники и портативной техники. Даже мы работаем с одной технологической компанией, пытаясь создать новый тип излучателей, но пока еще находимся на раннем этапе.

Так что какого-то одного общего тренда не будет. Будет много разнообразия — потому что люди разные. Я вот люблю провода, мне они не мешают, да и плеер так не потеряешь — и я не один такой. Мода на беспроводные наушники — она идет из удобства и была подстегнута iPhone без штекера. Если бы Apple не отказались от джека, вряд ли бы мир беспроводных наушников так разросся.

— Недавно еще начали появляться внутриканальные планарные наушники. Такие выпускать не планируете?

— Да, мы над чем-то таким как раз и работаем. Но это же просто еще одни уже существующие динамики. Кроме Audeze их еще выпускают китайцы, RHA. Я не буду их обсуждать, скажу только, что сам сейчас тестирую варианты внутриканальных планаров и выпущу их только тогда, когда доведу до идеала, а не просто потому, что все их вдруг начали выпускать. На рынке вообще очень много продуктов, которые появились только потому, что кто-то хотел выпустить первое устройство с такой технологией и поспешил.

Планары — это очень сложная вещь, даже большие долго собирать. В Empyrean магниты друг к другу прижимаются с усилием в 10 кг, а это немало, и собирать драйверы приходится с использованием специального оборудования — вручную не выйдет. Динамические излучатели делать проще, быстрее, и, если честно, результат получается более точными. Планары, да еще и маленькие, сделать очень непросто. Но у некоторых компаний получается. И мы тоже пытаемся, но не будем торопиться и выпускать устройство просто так.

Самое главное — это все-таки финишная доводка. Можно спроектировать устройство, измерить и обмерить, но потом его нужно слушать, использовать, проверять, как все эти инженерные характеристики себя ведут в реальной жизни. Потому что бывают же устройства с обалденными ТТХ, которые на деле попросту не приносят удовольствия. Любой продукт таким может быть.

— На какой музыке, кстати, тестируют образцы?

— У нас есть специальный тестовый набор — там и музыка, и просто сигналы, и шум. Потом мы вдумчиво слушаем песни, которые знаем досконально — все слои в мелодии, уровни громкости, детали. Если эти треки давно знакомы и прослушаны на разных колонках и наушниках, то можно с их помощью оценить характер новых наушников и почувствовать малейшую разницу. Судить нужно по музыке, которую знаешь, а не по той, которую тебе ставят вендоры.

Еще есть подборка для расслабленного, неаналитичного прослушивания — чтобы понять, удается ли наушникам создать захватывающее, комфортное, эмоциональное звучание. Иногда бывает такое, что звук правильный, но не чувственный. Не всегда важна только четкость.

— Важно, как звук соотносится с душой.

— Да, именно. Это часто зависит от того, насколько цельным в итоге получается звучание — чтобы можно было оценить как картинку в целом, так и при желании каждый слой по отдельности. Музыка — это ведь тоннель в другой мир, и если ты можешь забыть, что сидишь в наушниках, значит, наушники хорошие.

— Отличный подход к созданию наушников.

— Думаю, все их так и делают. После тестов все равно должен оставаться этот магический эффект — ну, не магический, но он должен заставлять слушателя забыть, что он сидит в кресле в наушниках. И если такое происходит, да еще и с технической точки зрения проблем нет — значит, все хорошо.


Оригинальный материал на сайте stereo.ru:
Антонио Мезе, Meze Audio: «Звук должен заставлять слушателя забыть, что он сидит в кресле в наушниках»


Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий