История компактного аудио: как миниатюрные бобины перекочевали в кассетный форм-фактор

Сохранить и прочитать потом —       

В одном из материалов мы рассказывали о Fidelipac. Он стал первым коммерчески успешным пленочным форматом. Но попытки заключить магнитную ленту в компактный картридж предпринимались и до него. Еще в середине пятидесятых инженеры из компании RCA поместили две маленькие бобины в пластиковый корпус и представили новый формат. О нем и поговорим.

Бобины в пластиковом корпусе

Бобины в пластиковом корпусе

В середине пятидесятых годов продажи бобинников в США стабильно росли. По данным Magnetic Recording Industry Association, в 1955-м американцы приобрели 360 тыс. устройств — это на 50% больше, чем годом ранее. Одним из ключевых игроков на рынке была компания RCA Victor.

Она производила как сами проигрыватели, так и предзаписанные бобины с музыкой. Например, компании принадлежали исключительные права на выпуск песен и альбомов Элвиса Пресли, они расходились миллионами копий. Дела шли неплохо, но в компании посчитали, что можно «подстегнуть» продажи, сделав магнитную ленту более доступной для широкой аудитории.

Дело в том, что бобинники по-прежнему оставались уделом энтузиастов — заправка ленты и настройка всех механизмов магнитофона требовала некоторых навыков и времени. Руководство пришло к выводу, что можно упростить этот процесс. В 1958 году инженеры компании уменьшили две бобины и заключили их в компактный пластиковый корпус. Так появился картридж RCA Sound Tape.

По форме он напоминал привычную нам компакт-кассету, только шире и длиннее. Еще в корпус встроили подающую и приёмную катушку. Также картридж получил специальный тормоз, он не давал ленте размотаться и запутаться.

Сама лента была шириной в ¼-дюйма и имела четыре дискретных аудиодорожки, на которые можно было записать до 30 минут стереозвука. Скорость протягивания ленты составляла 3,75 дюйма за секунду (9,525 см) — в два раза меньше, чем у большинства катушечных магнитофонов.

Некоторые картриджи могли работать на скорости 1,875 дюйма за секунду. Такой подход увеличивал емкость накопителя в два раза, но ухудшал качество звучания — оно становилось неприемлемым для записи музыки, но подходило для разговорного контента.

Шесть лет до забвения

RCA возлагали большие надежды на новый формат, однако ему так и не удалось стать массовым — он захватил лишь малую долю рынка с образовательными аудиозаписями. Тогда в журнале Billboard писали, что по сравнению с бобинами, новый картридж хуже передает высокие и низкие частоты, а во время воспроизведения на низкой громкости слышно сильное шипение.

Доступность также оставляла желать лучшего — в 1960-м году один картридж стоил 4,5 долларов. В то время как бобину — с лучшими качеством звучания и продолжительностью — можно было приобрести за 3,5 доллара. Еще одним фактором краха этого формата, эксперты относят медленное производство магнитофонов — в RCA просто не успели покрыть даже тот незначительный спрос, которого им удалось добиться. Также компания слишком нерасторопно лицензировала предзаписанные картриджи для домашнего использования — скорее всего это было связано с поисками подходящего контента в условиях пониженного качества звучания формата. Поэтому количество музыкальных композиций, выпущенных на Sound Tape, было относительно небольшим. Пожалуй, из наиболее знаковых — работы американского пианиста Ральфа Фланагана и певицы Лины Хорн, а также композиции дирижера Генри Манчини, который получил четыре премии «Оскар».

Sound Tape исчезли с прилавков в 1964 году — их продавали около шести лет. В RCA занялись производством компакт-кассет от Philips. Сегодня картриджи Sound Tape остаются лишь предметом ностальгии и представляют интерес только для коллекционеров и энтузиастов.

Эту статью прочитали 905 раз
Статья входит в разделы:Интересное о звуке

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий