Ruark Audio

Ruark Audio

Ruark — семейная компания, расположенная на юго-восточном побережье Англии. Это небольшой коллектив дизайнеров и инженеров, имеющих богатый опыт, полученный в британской аудиоиндустрии. Брайан О’Рурк основал Ruark вместе со своим сыном, Аланом. На тот момент они уже владели навыками, объединив которые, можно было рассчитывать на успех в создании музыкальных систем. Отец научился деревообработке при работе с мебелью, а сын получил навыки инженерного и производственного дела, работая в Ford Motors.

Подробнее о бренде Ruark AudioОбзоры товаров под маркой Ruark Audio (6)Официальный сайт Ruark Audio
www.ruarkaudio.com
Аудиомания — официальный дилер Ruark Audio

Ричард МакКинни, Ruark Audio: «Можно снизить цену, добавив пластика, но это будет не Ruark»

На российский рынок компания Ruark Audio вернулась чуть менее двух лет назад. Мы поговорили с Ричардом МакКинни (Richard McKinney), директором Ruark по маркетингу и продажам, о проблемах при производстве устройств, с которыми сталкиваются такие небольшие бренды, о разных рынках, Герцогине Кембриджской и смеси интерьерного дизайна и качественного звука.



Сохранить и прочитать потом —       

— Как вы вообще оказались в Ruark?

— История необычная, если честно. Моя жена — из Эссекса, где Ruark и находится. И я ее встретил, когда был профессиональным футболистом, семь лет этим занимался. Но потом получил травму, ногу сломал, пришлось уйти из спорта, и после этого мы начали переезжать по стране. В итоге вернулись в Саунтенд-он-Си, откуда моя жена родом и где по случайности располагался офис Ruark. Я, к счастью, до футбольной карьеры успел получить хорошее образование, высшее, и после спорта планировал пойти в продажи в фармацевтической индустрии, но для этого мне нужно было поднабраться опыта, и тут подвернулась позиция в Ruark. Я раньше вообще о Ruark не слышал ни разу. Погуглил, мне очень понравилась компания и люди, которые ее основали, но я не был уверен, что это для меня. А потом я сходил на собеседование и меня внезапно пригласили на работу. Тогда еще компания не занималась системами, которые сейчас производит, а проектировала хайэндные колонки, плюс была дистрибьютором Tivoli Audio.

Ричард МакКинни с Ruark Audio R5 и R1

И через пару недель после старта работы я понял, что очень этой работой доволен. Я был на студиях BBC, в магазинах с Tivoli, а с точки зрения звука... ну, все любят музыку. И мне очень нравился дизайн. Так что одно зацепилось на другое, и вот так вышло, что я в компании уже почти 15 лет.

Где-то через год после того, как я пришел, мы выпустили наше первое устройство в современной линейке — бюджетное радио. Я наблюдал за процессом разработки от начала до конца — очень увлекательно. Я рос вместе с нынешним брендом и наслаждался каждым моментом, и теперь жизни своей представить без него не могу. Хорошо быть частью команды энтузиастов. Все, кто у нас работает, любят наши продукты, их дизайн, их звук — и это прекрасно. Мы растем с каждым годом, вот, даже в России появились — а я в России раньше никогда не был, сейчас впервые. И я думаю, что русские очень сильно любят музыку.


— Конечно любим. Мы еще и немало этой музыки создали, особенно классики. Кстати, Ruark раньше выпускала классическую акустику, а теперь — системы все-в-одном. С чем вообще связана такая смена концепции?

— Компания появилась в 1985 году, выпустила первое устройство в 1986, и создали ее Алан, наш управляющий директор, и его отец Брайан. Брайан занимался корпусами, а Алан был музыкантом и инженером, но оба — аудиофилы. Они объединили свои умения и начали проектировать колонки.

Началось все, правда, с сарафанного радио. Брайан собирал корпуса и акустику у себя в сарае, к нему приходили друзья в гости, говорили: «Ого, классные колонки, где взял?», а он отвечал: «Я их сам сделал», и тогда его просили: «О, а мне сможешь сделать?» — и так все пошло. Это до 1985. Потом Брайан понял, что из этого можно сделать бизнес, раз есть спрос, и к проекту примкнул Алан, они начали работать над акустикой вместе. Им, конечно, нужно было продавать столько, чтобы на эту сумму можно было жить, но в первую очередь ими двигала страсть и любовь к музыке и хорошему звуку. У Алана изумительный слух, и он до сих пор сам занимается финальной отстройкой всех наших устройств.

Ruark Audio R5

Дела неплохо шли в девяностых — мы были представлены по всему миру, даже в Китае. Но потом появились плоские телевизоры и многие покупатели отложенные на аудиосистему деньги спускали на дорогие плазмы. А к телевизорам они хотели приобрести домашний кинотеатр, мы же занимались стереозвуком и собирали акустику в Великобритании. В Британии очень много конкурентов — Bowers&Wilkins, KEF, Monitor Audio, Wharfedale, которые начали производить акустику на Востоке, в особенности как раз системы для домашних кинотеатров. Эти системы стоили в разы дешевле, чем тот домашний кинотеатр, который мы могли себе позволить выпустить — при этом качество у них было отличное. С переносом этими компаниями производства в Китай мы посмотрели на то, что мы в принципе можем сделать, и в итоге в конце 90-х стали дистрибьютором Tivoli Audio — первыми в Европе. Все эти события привели к тому, что мы увидели одну возможность: в Великобритании начали переходить на DAB-радио, Tivoli DAB-радио не выпускала и не планировала, продажи падали, а в тот момент, когда BBC перешла на DAB, и вовсе встали. С классическим хайфаем дела тоже шли не так хорошо — слишком много конкурентов, заходишь в британский аудиомагазин и видишь все местные бренды, от самых маленьких до самых известных, глаза разбегаются. Но вот чего там нет, так это небольших, но высококачественных аудиосистем.

Мы увидели нишу на рынке и решили ее занять, выпустив небольшое хайфайное DAB-радио — первые в мире. В 2006 году мы выпустили последнюю стереопару, закончили отношения с Tivoli и дали жизнь новому модельному ряду.


— И, насколько я знаю, ваше радио — самое популярное DAB-радио в Британии.

— Да, если вы в любой аудиосалон в Великобритании зайдете — увидите наше радио. В любых цветах. Наверное, дело еще и в нашем наследии — мы все сами проектируем, Алан создает все прототипы, отслушивает их, добивается оптимального звучания от этих крохотных коробочек, и для него это все еще не бизнес. Он просто хочет делать хорошие колонки.

С точки зрения бизнеса это, правда, иногда доставляет проблемы, потому что некоторые решения сильно увеличивают стоимость производства. Мне кажется, он иногда смотрит на наши устройства и с точки зрения покупателя: если он купит Ruark, то колонка должна быть лучшей.

— Производство систем «все-в-одном» — само по себе непростое занятие, но в случае Ruark оно, должно быть, еще сложнее, поскольку вы проектируете все сами: и динамики, и корпуса, и усиление, и даже электронику с приложением тоже сами делаете. Как вообще такая небольшая компания с этим справляется?

— Да, команда у нас очень маленькая, но очень способная, и каждый действительно любит то, чем занимается. Более того, каждый влияет на то, каким будет конечный продукт. У нас есть человек, который создает трехмерные модели проектов и как все вместе стыкуется, Саймон занимается программным обеспечением, Алан работает над акустической частью. И мы знаем, как строить колонки, у нас большой опыт, в расчете корпусов и портов, но в других областях мы за последние 15 лет узнали очень многое. Сейчас мы выпускаем многие устройства уже в третьем поколении, и с каждым разом они становятся лучше.

Ruark Audio R5 и R1

Можно пойти по простому пути и использовать, например, усилители класса D, их много кто производит — легко купить готовые. Но нам не нравится их звук — недостаточно богатый и естественный. Поэтому мы используем усилители AB, которые проектируем сами — их звук нас устраивает.


— Усилители класса AB достаточно неплохо греются, а если еще и в деревянных корпусах... как с этим справляетесь?

— Разместить все в одном корпусе — очень тяжело, там куча помех, мало места... Чем меньше корпус — тем сложнее. Спроектировать R5 было, наверное, сложнее, чем R7. Так-то у них одинаковый функционал, только размер разный, R5 заметно меньше. Очень много внимания нужно уделять портам фазоинвертора, гоняющим воздух. И куча времени уходит на разработку усилителей и их соответствия нормам энергопотребления. Температура — огромная проблема, мы спасаемся радиаторами на задних стенках у тех же R7 и R5. Да, класс AB доставляет неудобств, можно было бы использовать D, как я говорил, но этот выход не для нас — звук не тот. Так что мы хоть и тратим больше времени на разработку, но зато получаем результат лучше.


— Раз уж у вас такие качественные усилители, то, может, когда-нибудь вы выпустите отдельный усилитель в своем собственном корпусе?

— Нас об этом часто спрашивают. А еще часто спрашивают о вертушках и наушниках — хотя этими мы в принципе не занимаемся. Но в четырех улицах от нас находится офис Rega, крупного британского производителя проигрывателей винила. А вот насчет электронных компонентов — да, мы часто обсуждаем наши планы на будущее и у нас есть несколько проектов, в которых мы хотим выпустить отдельные устройства, сделав скачок в качестве.


— Вы еще и используете широкополосные динамики, и создать акустику с широкополосниками, которая звучит в правильной степени мягко и богато — очень сложно.

— У Алана огромный опыт в создании колонок, мы выпускали в свое время очень дорогие и качественные модели со своими динамиками. Сейчас добиться хорошего звука от системы «все-в-одном» нам помогают современные технологии — моделирование, например. От того, на каком расстоянии друг от друга находятся динамики, очень сильно зависит восприятие звука слушателями.


— У вас, кстати, еще и мультирумная система своя собственная. Почему вы решили строить свою систему, а не воспользоваться готовыми решениями, например, от тех же Bluesound?

— Основная проблема всех подключенных устройств — это домашние сети. У пользователей разные провайдеры и подключение не у всех стабильное. Мы в общем-то не мультирумный бренд, есть бренды, которые на мультируме специализируются — Sonos, например, огромную работу в этой сфере проделал, и Bluesound. А мы просто решили расширить функционал. MRx, например, отличная отдельная колонка, у нее и приложение, и блютус, но нас часто просили о возможности собрать все наши колонки в систему, например, чтобы на кухне играла R4 и то же самое играло в столовой. Так что спрос на мультирум был и мы добавили такой функционал — не полноценный, на пару-тройку зон, но нашим пользователям этого обычно достаточно. Десяток им не нужен.


— Раз уж вспомнили о Sonos... У их систем корпуса пластиковые. Почему вы не используете пластик для корпусов?

— Алан не идет на компромиссы в вопросах, связанных с качеством, и потому мы используем деревянные корпуса — с ними звук лучше. Материалы для нас — это все. Дизайн наших устройств во многом вдохновлен мебелью, автомобилями и оформлением их интерьеров. Материалы — это важно. И не только с точки зрения, но и с точки зрения внешности. Наши продукты — это украшение интерьера.


— Их не стыдно показывать.

— Да, именно. Та же R7 — это центральный элемент интерьера. Некоторые наши клиенты в Великобритании рассказали, что им пришлось ремонт в гостиной сделать, чтобы он подходил к R7 — отличный комплимент, я считаю. Мы не используем пластик еще и потому, что пластика вокруг слишком много. Мы хотим создавать устройства, которые будут служить долго, годами, и смотреться стильно в течение всей их жизни.

Ruark Audio R1

На некоторых моделях вокруг блока управления есть блестящее кольцо — и это не пластик, это полированный алюминий. Для дисплеев на фронтальной панели мы также используем не пластик, а стекло. Даже рамка вокруг стекла на R5 и R7 — металлическая, не пластиковая. И ножки у R5 выточены из цельного куска металла.

Мы хотим, чтобы наши покупатели чувствовали ценность наших устройств — они же не дешевые. И чтобы они ими гордились. Да, можно снизить цену, добавив пластика, но это будет не Ruark. Мы обращаем внимание на малейшие детали. Даже вот блок управления RotoDial: казалось бы, кнопки можно купить где угодно — но мы их спроектировали сами.


— О, кстати, о R7. У вас не было идеи колонки в формате прикроватной тумбочки в стиле R7, которая была бы шириной раза в два меньше, но все еще стояла на таких длинных ножках?

— Вот знаете, это забавно, потому что недели три назад один из наших дизайнеров прислал всем по почте картинку прикроватной тумбочки на похожих ножках и подписал: «Таким может быть наш следующий девайс». Но на самом деле у нас таких планов нет. У нас на следующий год запланировано два релиза, и, может, мы еще в будущем вернемся к производству полноценных колонок. Я знаю, что Алан бы этого хотел. Все циклично, в конце концов.


— Дизайн устройств Ruark относится к стилю mid-century modern, и технику в таком стиле не так-то просто вписать в дома, например, с хай-тек интерьерами или с оформлением в классическом стиле. Вы сами говорили, что люди из-за R7 ремонты устраивали. Почему вы решили обратиться к этому стилю?

— Суть в том, что на рынке сейчас очень много похожих устройств, и мы хотели сделать что-то свое, непохожее на других. И у нас есть опыт работы с деревом, с такими корпусами. Ну и наш опыт с Tivoli повлиял. Мы начинали как производитель акустики, чья продукция встречалась только в специализированных магазинах, а сейчас наши устройства есть в лучших отелях мира, например, в Лондоне в Savoy — в каждой комнате, в Four Seasons, в At Six в Стокгольме, который получил награды за дизайн. А в Лондоне еще мы теперь представлены в обычных магазинах, в интерьерных салонах — и с обычной акустикой мы бы этого никогда не добились.

Мы часто появляемся на телевидении, в сериалах BBC, дизайнеры любят наши устройства и используют их в фотосессиях и в интерьерах, и я не думаю, что такого охвата можно добиться с пластиком. Наверное, Ruark выглядит премиальным — перед тем, как включить наши девайсы, на них смотрят, их трогают и чувствуют качество. С пластиком такого не получить. Еще один момент — Ruark пользуется очень много звезд. Даже Королевская семья.


— Да ладно?

— Да, у Герцогини Кембриджской стоят три R1, она их купила у одного из наших лондонских ритейлеров. Приятно, что у нашего бренда такие амбассадоры.


— А что у вас дома стоит?

— Раньше у меня стояла стереосистема с нашими колонками, но теперь у меня ее нет. Стоит R7 в паре с телевизором, на кухне MRx и R1, и в каждой спальне по R1. Так что мой дом — фактически наш шоурум. Если захочу к этому комплекту чего-нибудь добавить, то придется покупать дом побольше.


— На какой музыке вы тестируете новинки?

— Ответ прозвучит странно, но мы используем тот же тестовый диск, который использовали еще тогда, когда колонки производили. Я думаю, что для Алана это просто референс, он эти треки знает до последней ноты. Но с ростом команды, с появлением молодых сотрудников в плейлисте появляются и новые жанры.


— Как происходит разработка новинок?

— На то, чтобы создать новое устройство, у нас уходит порядка 18 месяцев, и начинается все с кусочка бумаги. Идеи обычно рождаются у Алана. Яркий пример — R7. Это стереоконсоль, и в середине прошлого века они стояли чуть ли не в каждом доме, считаясь центром композиции. И эта функция у R7 осталась. У Алана вообще много идей рождается, когда он гуляет с собакой по пляжу, и R7, наверное, он придумал тогда же.

Ричард МакКинни даёт интервью девушке, сидя за столом

Потом уже идеи с бумаги вырастают в эскизы, затем идут многочисленные встречи, обсуждения, затем трехмерная модель... Дико удобная вещь — у нас в переговорке экран и мы можем видеть то, что обсуждаем, причем до того, как построим модели-прототипы. Очень много обсуждений, только потом прототипы, а с готовыми прототипами мы снова садимся все вместе и думаем о функционале, о том, где девайс будет использоваться, за какую цену продаваться... Мы создаем устройства, которые друг с другом не пересекаются, у каждого своя ниша.

С прототипом мы уже решаем вопросы конструкции, эргономики, материалов, а потом уже слушаем. И прототипы звучать могут, конечно, неидеально, и Алан их даже в процессе может немножко подшаманить. И решаем: «О, это неплохо», или «О, вообще-то не очень, может, вот тут поменяем, сделаем побольше или поменьше?» — и вот так все проходит. Утверждаем дизайн, производим предпродажный образец, фотографируем со всех сторон, и если все хорошо — выпускаем на рынок.


— Еще о консолях. Некоторые американские и европейские бренды выпускают стереоконсоли со встроенными проигрывателями винила. У вас тут Rega под боком, не намечается ли сотрудничества?

— Ну, никогда не говори никогда, правда? Мы эту тему продумывали, с Rega у нас прекрасные отношения, и дистрибьюторы по всему миру практически у нас общие. Может, в будущем чего-нибудь и выпустим. В ближайшее время таких планов нет, но если рынок винила продолжит расти, как сейчас... Все может быть.


— В какой стране помимо Великобритании Ruark популярнее всего?

— В Корее.


— Южной Корее? Немного неожиданно. Но им нравятся милые вещи.

— Я там ни разу до того, как мы с этим рынком начали работать, не был, и не знал, чего ожидать. Но в первый год присутствия на корейском рынке мы из неизвестного бренда выросли в узнаваемый. Мы, кажется, продали больше R7 в Корее, чем где-либо еще. У них очень продуманные и продвинутые магазины, очень сильно отличаются от магазинов в других странах. Им очень нравятся R7 и они только что получили первую поставку R5, посмотрим, как пойдет. Корейцы очень много внимания уделяют дизайну, и, видимо, поэтому мы на этом рынке успешны.


— А как вам наш рынок? Как оцениваете его прогресс за два года?

— С российским рынком история вообще смешная, мы к вам совсем случайно пришли. Я каждый раз улыбаюсь, когда вспоминаю. Мы получили письмо на почту через форму общих вопросов, кто-то спрашивал о R7 в России. Я решил на него ответить, но прочел неправильно — я решил, что это дистрибьютор. И я отправил классический ответ, вот, спасибо за интерес, расскажите подробнее о своей компании, бла-бла-бла. А мне ответили: «Ой, извините, я вообще-то инсталлятор и один из моих клиентов хочет вашу R7. Я о дистрибуции не думал, но знаю того, кому это может быть интересно», — он был другом Сергея Гудима из Alef и дал мне его контакты. Мы с ним списались, встретились на выставке Sound & Vision в Бристоле, и... Ну, иногда в жизни случаются такие вот счастливые случайности.

Если честно, не знал, чего ожидать от российского рынка. Но результатами доволен. Команда здесь прекрасная и отлично с нами работает. Сейчас я смотрю на наше будущее в России оптимистично. Я впервые в России, приехал два дня назад, и у вас есть такие прекрасные рестораны. Еще побывал в нескольких аудиосалонах и увидел много интересного.


— Какие устройства на нашем рынке оказалось наиболее популярными? Те, которые побольше, или те, которые поменьше?

— Думаю, те, что побольше. Сергей Гудим сказал, что один из салонов отлично продает R7. Я думаю, в России R7 поставили в нужных местах, чтобы их видели правильные клиенты, которым такие системы подходят — как в Корее. Еще R4 неплохо себя чувствует и, думаю, R5, когда до вас доберется, тоже не будет обделена вниманием.

Ричард МакКинни даёт интервью девушке на фоне Ruark Audio MR1, R5 и R1

Наши устройства представлены в самых разных местах — в простых магазинах, интерьерных салонах и аудиосалонах. Мы не пытаемся заменить хайфай — для большинства посетителей Hi-Fi & High End Show наши системы не станут откровением. Но они могут стать второй или третьей системой в доме, поскольку звучат хорошо. У таких людей уже есть хороший сетап с тем же Tannoy, например, но им хочется получить хороший звук на кухне — и тут мы подходим.


— Что вам хотелось бы изменить в аудиоиндустрии?

С хайфаем проблема в том, что энтузиасты часто стремятся найти в воспроизведении неточности или ошибки вместо того, чтобы просто наслаждаться музыкой, и в итоге забывают, зачем им в принципе нужна аудиосистема. Но у нас устройства простые, без претензий, включил — и оно работает. И многие наши покупатели просто слушают музыку на своих Ruark и наслаждаются ей.

Еще есть такой момент, что те, кто встречает нашу технику в простых магазинах или в интерьерных салонах, чаще всего и не слышали настоящего хайфая, и для них Ruark — это наилучшее качество звучания, с которым они встречались. Для них Ruark становится хайфаем. И мне это нравится — мы стираем границы между дизайном и хайфаем, и люди этому рады.


Оригинальный материал на сайте stereo.ru:Ричард МакКинни, Ruark Audio: «Можно снизить цену, добавив пластика, но это будет не Ruark»

Эту статью прочитали 60 раз

Поделитесь статьёй:
Обсуждение данного материала
Комментариев пока нет. Станьте первым!
Написать свой комментарий